Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

* * *

   Повстречался мне как-то в Вене такой рубаха-парень, что ли, парень-работяга (нечто в лице?). На главном вокзале. Я ждал своего поезда, а он только приехал и хотя на вид ему было лет за сорок, а может и все пятьдесят, но выглядел он однозначно не хуже меня. 
   Сидел я на самой дальней лавке перрона, покуривая добротную сигарету и думая о встрече со своей матерью, которую уже много лет не видел после вынужденного отъезда. Тут он появляется негаданно и просит присесть рядом. Я не против. Садится. Имени своего он не назвал. Некоторое молчание и вдруг он заговаривает таким проницающим все сущее голосом, будто говорит не со мной. Мне становится понятно, что сам человек, каков он есть, ему не нужен. Обращение происходит на других волнах, на других высотах или частотах. И потому я не выказал своего внимания, пока он не повернулся ко мне и не спросил о том, пишу я или нет. Вот так сразу! И как поменялся взгляд серых глаз. И как в целом изменилось лицо - просветлело точно. Глаза обложились яркой зеленью, сузились зрачки, морщины две на лбу отчетливые ранее растворились. 
   Обычно, встречая разных людей на вокзале, разговоры все одни и те же ты ведешь. Ничего сверх. Мало-мальская существенность. Обыденщина. 
   Рассказал ему мельком о себе, потому что до посадки оставалось уже менее десяти минут. Вдруг неназванный начинает подергиваться, суетиться, будто волнуется или тревожится по какой-то необъяснимой причине (или свосем без повода) и моментально выдает краткую, но, безумно тронувшую меня, историю. Рассказ о том, что произошло с ним более двадцати лет назад. 
   Настолько я был поглощен, что запомнилось лишь стихотворение, которое прочитал он, когда нам уже нужно было прощаться. Это, по-существу, был красивый финал истории, из которой я вынес для себя, практически не моргая и не отводя взора от его лица во время слегка сумбурного монолога (торопился ли куда?), - что довелось ему пострадать и пострадать прилично, ибо, как он сам сказал, выступил он с этим злосчастным и лучшим, по его мнению, стихотворением на одном из собраний важных персон литераторов, в то время столь высоко подвешенных, не вознесенных. 
   Уже потом, зайдя в вагон и усевшись на свое место, я в первую голову стал записывать стихи по памяти и вот:

chodziłem do tamtej ziemi
mama się dzieje
jako choroba
 zmęczona

koniec filozofii
już
i wspólny sen
poza sensem gdzie ja
nie jestem okiem jeszcze
w ogóle jeden a propos sam
zwariowany
najpiękniejsze sLowa
w tym życiu oglądają cud
pogarda
oczekuje oczekujących
z prawdą na rowerze
razem

czy istnieje pytanie bez ceregieli
napewno zna je i
widzowie
w błyszczącej bieli
uznają mój Swiat
z twarzą drzewa lub krzaka
przez wielu lat

prawdziwy wściech


   Все возвращаются в своем роде. И у нас произошел возврат, ибо я уже находился в тамбуре, но дверь была еще открыта. Мы стояли и курили какое-то время, молча, и тут Дмитрий говорит: "Больше меня никто не видел. Порой, я даже сам себя не замечал"..
   Хорошо, что я знаю польский язык.

Нравится
08:35
91
© Наум Линнберг
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение