Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

50 лет спустя (часть 3)

50 лет спустя (часть 3)

Часть 3

Спустившись вниз по тракторной дороге к истоку Балыктыг-Хема (и Каа-Хема), оказавшись на территории другого «духа», наткнулись на ручеёк шириной всего один метр. Исток горной реки, берущей начало от тающих снегов, не есть точка на карте – где начал таять снег или ледник там и исток. Указать точно, что мы вышли в точку с координатами определённой широты и долготы невозможно. Ночевали за перевальным плато, у озерца. В палатках распределились так: в одной Я, Олег, Игорь; в другой Константин с Николаем и Володей.

Помню, в 1969 году на Урале, мы вышли к истоку реки Вишера, а реки то и вовсе не оказалось, тоже ручей, хотя выводил нас к реке проводник, охотник-манси. Пришлось несколько дней спускаться вниз по реке пеше до «большой воды», которая сможет принять бревенчатый плот на 16 человек. При выходе на Балыктыг-Хем также не обошлось без пешего путешествия берегом реки в её широкой долине.

Шли и шли берегом пока далеко впереди не увидели необычайную гору, сплошь усыпанную белыми камнями. Только приблизившись к горе, я разглядел, что белые камни – это несчётное стадо овец и баранов. Их было так много, что они покрывали весь склон горы, окрасив его в белое, как снег зимой. В ту пору, это были совхозные стада. В хозяйствах насчитывались тысячи голов разного скота из овец, коз, сарлыков. От коров сарлыков получают молоко. Сарлыков используют и как вьючных животных. Один сарлык несет до 400 килограммов груза и хорошо знает маршруты хозяина.

Где бараны и овцы, там и чабаны* с их верными друзьями и помощниками, собаками. Встреча с чабанами, сулила нам надежду нанять лошадей для перевозки груза. В таких безлюдных местах как горы Тувы, встреча с новыми людьми для чабанов на далёком стойбище событие радостное и обещающее интересные беседы у костра. Чабаны приняли нас радушно, угощали чаем, который, к моему удивлению, оказался солёным и с молоком.

«Вторая ночевка на пешей части была недалеко от лагеря тувинцев, где мы брали лошадей. Я расплачивался бутылочным товаром. Мне помнится – это был спирт». (Константин)

У чабанов остановился охотник, который с утра собирался идти за маралом. Мы напросились пойти с ним. Четверо, из нас шестерых, пошли утром за ним, а пара человек из группы осталась с чабанами, нельзя, же было оставлять наши рюкзаки без присмотра. Один карабин и одно охотничье ружьё у нас были, парой карабинов нас снабдили чабаны. В горах все вооружены, иначе нельзя! Воссев верхом на смирных, низкорослых тувинских лошадок,* мы последовали за опытным охотником-тувинцем, вооружённым карабином. Поднялись на одну гору, охотник обследовал её на предмет оставленных маралом следов. Приложил к глазам бинокль и стал разглядывать другую гору. «Туда идти надо. Туда пошёл марал», – объявил он нам и стал спускаться вниз, под гору. Мы последовали за ним, надеясь, что на той горе увидим красавца, благородного сибирского оленя. Это видеть одну гору с другой красиво, кажется, ни так уж она и далека, а добраться до неё, даже на лошади, требуется немало времени. На второй горе всё повторилось. Мы спросили охотника: «Как долго придётся идти за маралом?» Охотник ответил: «За две недели догоню!» Наш охотничий азарт сразу пропал, у нас на весь поход всего две недели, и мы повернули обратно, пожелав тувинцу удачи.

Человек – главный враг марала, хорошо, что мы не стали его убийцами! Тувинец-охотник не убивает более двух оленей в год, таков закон их человеческой марали установленный предками. Утешили мы себя в этот день тем, что залегли на поляне у реки и попугали сусликов. Они грелись на солнышке, замирая у своих нор, стоя на задних лапках. Суслики, услышав выстрел, мигом ныряли в подземные убежища, но только наступала тишина, вновь появлялись, дразня нас. Над всей этой красотой и над нами парила большая хищная птица. Видимо и она охотилась на сусликов, не только мы их пугали. Ради интереса, подражая киногероям, я стрелял на скаку в зоркого хищника. Ну, где там, он был недосягаем и неуязвим! День стоял тихий и солнечный. Ни причинив вреда ни единому зверьку, двигаясь берегом реки, к обеду мы вернулись в стойбище чабанов.

Более шестидесяти процентов территории Тувы сплошные охотничьи угодья. Охотники добывают в тайге соболя, саянскую белку, рысь, росомаху, горностая, медведя, волка, марала, горного козла, кабаргу. Мы не охотники, в своём путешествии, довольствовались лишь утками к ужину, стреляя в них на плаву, прямо с саликов.*

Следующим утром, чабаны грамотно навьючили лошадей нашими рюкзаками, и мы вышли в путь. Следовали гористым берегом Балыктыг-Хема, где верхом, где ведя лошадей под уздцы. Считалось, что мы идём по тропе, только никакой тропы я не видел. Лошади сами находили знакомую им тропку. Из-под копыт лошадей выскакивали камни и скатывались вниз, к реке. Едешь верхом, глянешь вниз и находит страх. Глубоко внизу журчит прозрачная вода. Каким-то чудом уцепившиеся за скалы лиственницы карабкаются вверх по почти вертикальному склону. Высота тропы много выше пятиэтажного дома. Без лошади я бы и не посмел передвигаться на ногах по такой тропе. Только вера в то, что лошадь на четырёх ногах держится устойчивей, чем мы на двух, придавала уверенность, что не сорвёмся вниз.

«Тюх, тюх!» – подгоняли мы лошадей, как научили нас тувинцы. Река набирала воды всё больше и больше. В районе обеда, из ниоткуда, возникли тувинцы верхом на лошадях. Мне показалось, что они не догоняли нас, а где-то срезали путь, хорошо зная местность и все изгибы реки, вдоль которой следовали мы. Догнали нас по одной причине – спирт, которым расплатился Константин, у них закончился. Наверное, Константин отдал им все припасённые остатки спирта, потому что был не доволен нарушением договорённости. Спирт в поход берут в лечебных целях, на случай купания в ледяной воде, после чего нужно согреться снаружи и изнутри. Вопрос разрешился дополнительной порцией, и мы продолжили движение на лошадях берегом, вниз по течению реки. Вода была ещё мала для сплава.

Тувинцы любят спиртное. В каждой юрте делают араку, перегоняя хорошо прокисшее молоко яка, по принципу самогоноварения. Крепость небольшая, градусов 15-20 алкоголя. Пьют араку из пиалы, которую вновь наполняют и передают по кругу. У нас, в татарской семье, всегда имелась брага. Мама готовила её в большой молочной фляге, подкрашивала ягодой вишни. Когда я учился в классе пятом, русская соседка научила маму перегонять брагу в самогон самым примитивным способом. Сортировал и разливал готовую продукцию по бутылкам я, пробуя в ложечке на горючесть. Горит синим пламенем, значит самогон крепкий, первач, красным – слабее, а вовсе слабенькая – гасит поднесённую спичку.

Шли и шли высоким берегом Балыктыг-Хема, а камешки всё падали и падали, выбитые копытами лошадей. К вечеру группа была под острой треугольной вершиной Чик. Справа впадала небольшая речка. Как называлась речка, не помним, судя по карте – Сольбердер. Это место постройки саликов помнится как устье притока Чик (или Жик), но на картах такого не видно. Чик, видимо, гора. Племя чиков в древности жило на реке Кем.

«В древнетюркских надписях племена чик* указываются живущими в северо-западной части современной Тувы вплоть до озера Кара-Холь и далее по реке Хемчик. Возможно, название Чик - это название местности, где было локальное поселение или кочевье этого племени, потому что мы его постоянно слышали от пастухов-тувинцев, у которых брали лошадей. Что-то есть в моем дневнике, но он в Киеве и я не вспомню». (Константин)

На исходе дня прискакал тувинский оол или оглу (юноша) и забрал лошадей.

Судя по фото, где я перехожу вброд мизерную речку, полагаю, мы переходили вброд не только сам Балыктыг-Хем, но и какой-то из его притоков, встретившийся нам на пути. Говоря о притоках горных рек нужно отметить, что с каждой горы и горушки в реку стекает множество ручьёв и мелких речек. Их такое множество, что большинство из них остаются безымянными из-за их непостоянства, зависимости от величины снежного покрова и выпадающих в горах осадков. Впадая в Балыктыг-Хем, они несут с собой камни, брёвна, ветви, создавая завалы*и шивера* в русле Балыктыг-Хема. Все эти места впадения рек заставляют сплавщиков держать ухо востро и лавировать, чтобы не столкнуться с неожиданным препятствием.

Выбирая место для постройки саликов, мы перешли на другой берег Балыктыг-Хема. Там возвышался Сольбердер, вершина 2684,5 со скалой Чик. Мы строились на отмели правого берега. Очень сложно отыскать на картах названия гор, перевалов и мизерных речек Тувы. Многие речушки малы, они появляются с таянием снегов в горах, стекают в более крупные речки, пересыхают и пропадают. Поэтому сложно описать до мельчайшей точности те места, где мы побывали. На выбор места для постройки саликов,* как сообщает мне Константин, повлияло следующее: «Стало достаточно воды для сплава; появился лес для постройки саликов, удобный берег (отмель) для строительства, спуска саликов на воду и упаковки вещей, да и тащиться ниже никто не хотел. Коса была широкая, галечная, а немного выше рос мелкий еловый лесок, где мы рубили лиственницы на салики. Речка ниже стала шире и глубже, так что зачем нам было идти ниже пешком?!»

Решили строить салики, идти пока с шестами по малой воде. На каждый салик пришлось по четыре камеры от машин. Дойдя до большой воды, планировалось строить большой плот на восьми камерах, с гребями. Скинули рюкзаки, отдохнули, поели, приступили к выбору лесины для постройки саликов. В этом походе я впервые столкнулся со словом салик. Что за слово «салик»* я тогда не знал, понимал, что это маленький плот и меня в ту пору это устраивало. Связывал тогда образование слова с чем-то созвучным с салазками, саночками. Теперь, с появлением интернет, попробовал отыскать, как возникло название для маленького плота, салика, но не обнаружил такого. Откуда это слово «Салик»? Думаю, от имени Салик или названия реки, озера, населённого пункта. Происхождению название «салик» для маленького плота, более вероятно, послужило значение мусульманского мужского имени Салик, значащего на татарском – идущий, придерживающийся определённого религиозного направления. Маленький плот упорно движется в одном направлении, по течению реки. Возможно, когда-то в прошлом, охотники или туристы назвали свой плотик «Салик». Назвали же мы на Вишере наш плот «Тамерлан». А возможно, стали называть плотики по наименованию озера, реки, населённого пункта, где были в ходу первые салики. Имя Салик носят: озеро в Карелии; азербайджанское село Дербентского района Дагестана; река в Смоленской области России. С учётом того что в Дагестане хорошие горные реки, привлекающие водных туристов, полагаю, что первоначально салики родились там.

«Салики вяжут для плавания по таежным рекам. Они легко управляемы, длиной в 3-4 метра. На них умещаются два-три человека и небольшой груз. Для изготовления достаточно нескольких часов работы и плавучий подручный материал. Если река мелкая, саликом управляют с помощью шеста, упираясь им о дно реки. Салик для плавания по ровной и широкой воде несколько отличается — он оснащен веслами, которыми гребут так же, как и на лодке». (Из справок).

Наиболее прочны и сложны по конструкции плоты для сплава по горным рекам. Эти плоты должны выдержать сильные удары о камни и скалы и противостоять большим валам на порогах. Успех путешествия на плоту зависит от того, насколько его конструкция и размеры соответствуют характеру реки.

«Для увязки узлов использовали круглые парашютные стропы. Прочность строп огромная, разорвать правильно завязанный и сильно затянутый узел силой воды невозможно. Скорее ломается дерево. При ударе о камни, за счет намокания узла и хорошего скольжения мокрой поверхности по камням, стропа не рвётся. Я не помню случая, чтобы в результате аварии подводили точки связки рамы плота. Как правило, ломается какая-то часть рамы или выворачивает раму в узле (как конечность в суставе). Рама не сплошная и вода проходит сквозь нее. Помнится, у нас унесло плот с частью вещей после переворота. Тогда были переломаны только деревянные части рамы, узлы не пострадали. Единственный недостаток узлов – длительная кропотливая увязка и практически невозможность развязывания без применения гвоздей или плоскогубцев, нарушающих волокна стропы. На стропах мы экономили, использовали их на пару походов. Достать стропы было непросто. Ну, а после середины семидесятых годов мы перешли на полностью надувные посудины типа рафтов,* спасательные плоты типа ПСН-10 с гребями, а не веслами, и тогда количество узлов резко сократилось до десятка». (Константин)

Экипажи полка, в котором я начинал службу офицером, по три месяца дежурили в Анадыре. Кто попадал на нерест красной рыбы, ловили её сетями, которые тоже плели из нитей распущенных строп тормозных парашютов. У авиаторов списанных парашютов всегда хватало!

На строительство саликов группа потратила не более одного дня. Оба салика все делали совместно, так как конструкция их одинакова. Вот и готовы наши водные лошадки, спускающиеся по воде салазки, наши салики.

Вода есть вода, всегда в ней можно искупаться против своего желания. Всякий торчащий из воды камень в быстрой реке готов накренить и опрокинуть сплавсредство неожиданно и мгновенно. Очень важно не намочить, не утопить свои вещи в реке. Рюкзаки с пищей и вещами складывались на полиэтилен, хорошо надёжно упаковывались и крепились к раме в центре саликов.

Экипажи составляли по совместимости личностей: Константин, я, Олег – на один салик; Владимир, Игорь, Николай – на второй. Странная штука память: «На салике ты был с Олегом и со мной», вспоминает Константин, а мне помнилось, что с нами плыл Володя. Если внимательно всмотреться в фотографию группы перед отплытием, можно видеть, что Константин прав, у нашего салика стоим Олег, я и Константин. Экипажи в авиации также утверждают, подбирая по совместимости. Однако, по многим причинам, приходилось летать с другими экипажами (люди то болеют, то убывают в вынужденные отпуска и по другим причинам).

Высокогорная, бурная и порожистая речка Балыктыг-Хем легко подхватила наши салики, понеслась горами Сенгилен к Тере-Хольской котловине. Там она минует озеро Тере-Холь, сольётся с рекой Кызыл-Хем, вытекающей из Монголии и, получив название Каа-Хем, даст рождение могучему Енисею. Река предоставит нам встречи с галечными перекатами, омутами, шиверами,* со всеми препятствиями реки четвертой категории сложности для сплава. На ней одних порогов около шестидесяти и на всех нас подстерегают неожиданности.

Вместе с водами реки мы перемещались со скоростью её течения равной скорости быстро идущего пешехода, до шести и более километров в час. Глубина реки небольшая, полтора-два метра, наших шестов, длиной более двух с половиной метров, хватало управляться вполне.

Ширина Балыктыг-Хема 30-45 метров, берега у реки обрывистые, местами скалистые, высотой до 100 метров. Если в тундре, человек, выросший в окружении деревьев, начинает скучать по высоким берёзам, соснам, то в Саянах мне по ним скучать не приходилось. Здесь тайга, но своеобразная, сплошь одни лиственницы на склонах гор.

Погода не радовала солнечными днями, но и не заливала дождями. Не помню, чтобы на нас хоть раз лил дождь. Среднемесячная температура в Туве на август 1971 года составила 16.4 градуса.

(продолжение следует)

Нравится
13:00
121
© Валерий Валиулин
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
05:46
+1
Да, как поменялись плавсредства — обычные деревянные плоты тогда (я на них тоже сплавлялся) и нынешние катамараны, честеры, бублики!.. Твой рассказ — «ископаемый», как мамонт.
Зато молодёжь, если читает, узнает истоки. Благодарю за прочтение!
11:12
+1
Да, это уже история.
12:15
+2
Такое путешествие- испытание на прочность!
Очень познавательно и интересно! Никогда не была в тех краях.
Там здОрово! Чистейший воздух, безлюдье inlove , красота! Одним словом — Саяны!
16:36
+1
Валерий, просто супер, зачитался! Сам в свое время помотался Туве и Хакасии. Жду продолжения с нетерпением!
15:41
+1
Валера, я искренне рад, что к творчеству вернулся! Мне до пихты и до ели, стихи это, или проза, главное — творчество моих искренних и верных друзей!
Да, и тебя спрашиваю, и Сашку Ласа — дикая утятина не слишком жёсткая? А то была тема… изложу их в мымуарах опера.
Молодым да голодным на природе хоть что подавай, не помню. У нас одноклассник здоровенный самый в классе по дороге листья берёзовые жрал!
03:54
+1
Хых. мой кореш из СпН ГРУ в Африке и не то жрал. Змей, ящериц, еще каких-то г…

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.

Пользовательское соглашение