Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

01. Между прошлым и будущим

01. Между прошлым и будущим

Михаил вышел из автобуса, глубоко вдохнул морозную свежесть и невольно прищурился. Полуденное январское солнце ярко светило в безоблачном небе, отражаясь в миллионах бликов белоснежного поля, простиравшегося впереди. Дверь ПАЗика со скрипом закрылась, послышалось утробное урчание мотора, и, чихнув выхлопною трубой, автобус тронулся с места.
Молодой человек зашагал привычной дорогой по полю. Он любовался зимним пейзажем знакомой с детства местности. Поле, на котором когда-то в советские годы сеяли рожь, теперь заросло местами густым кустарником, кое-где уже стояли высокие белоствольные берёзы, осины и липы. Почти у самого его края Михаил пересёк ручей по широкой стальной балке, видимо, детали от трактора, служившей мостиком с тех самых советских времен. Там, на краю поля у реки, лежала деревенька, в которой прошло беззаботное, счастливое время его школьных каникул.
Дитя городской жизни, он уже тогда прирос душой к незатейливому крестьянскому быту своих предков, отцовских родителей, - к парному молоку, к бабулиным оладьям по утрам, к корове Дочке с длинными острыми рогами и невероятно огромным выменем, дававшим целое ведро молока за раз. Но больше всего Михаил любил деда, который научил его премудростям крестьянского труда, приучил к жаркой бане, что топилась по-чёрному, с нырянием в речку, а зимою в сугроб. По уверению деда, именно деревенская жизнь сделала Михаила настоящим мужиком, высоким, крепким и выносливым. Став студентом, Михаил не забывал своих стариков, всё также навещал их, чтобы помочь в хозяйственных делах и, особенно, попариться в дедовой бане.
Михаил торопливо шагал по натоптанному насту полевой дороги, предвкушая банное удовольствие. Глаза привычно выискивали очертания знакомой избы. Ожидания не обманули. Ещё издали он заметил дедову баню, из открытой двери которой валил густой дым. От избы отделилась фигура старика и направилась к бане. Старик нёс охапку дров, за ним бежал большой, лохматый, рыжий пёс.
- Дже-ек! – громко позвал Михаил, - Джека!
Пёс на мгновение замер, гавкнул и стрелой помчался на голос, утопая по брюхо в снегу. С радостным визгом он запрыгал вокруг Михаила, стараясь лизнуть того в лицо.
- Привет, дружище, - Михаил радостно потрепал морду пса.
Тот еще больше заплясал, затем с заливистым лаем помчался к бане, оглашая приезд дорогого гостя. Михаил тоже направился к бане. Дед сидел на корточках перед каменкой со встроенным баком и подкладывал поленья в огонь.
- Здорово, дед, - сказал Михаил. – Кипит?
- Здорово, здорово, милый, - ответил тот, – ты как раз вовремя. Надо еще холодной воды наносить с речки. Скоро родимая будет готова.
- Будет сделано, мой генерал! - весело отрапортовал Михаил, поставил сумку, схватил вёдра и почти бегом зашагал к реке. Когда бочка была наполнена водой, дрова в каменке уже прогорели, и жар играл на углях.
- Ну, вот и готова родимая. Пущай настоится, - сказал дед, затыкая чёрными от копоти тряпками отверстия в бревнах. Затем закрыл плотно дверь, и две фигуры гуськом пошли вверх по склону.
Приятное тепло дохнуло Михаилу в лицо, едва он переступил порог избы. Аромат пирогов защекотал в носу так, что Михаил невольно сглотнул.
- Мать, принимай гостя, - пробасил дед.
Из-за угла русской печи выглянула невысокая пожилая женщина.
- Мишенька! Приехал всё-таки! - обрадовалась она. – А мы ужо не надеялись. Ждали, как обычно, в пятницу. А ты вот сегодня. Что-то позабыл нас, внучек, месяц нос не кажешь.
- Не, бабуль, не забыл, - Михаил обнял старуху, поцеловал в висок и прижался щекой к её голове. – Сессия была. Вчера последний экзамен сдал. А сегодня, вот, к вам рванул.
- Вот хорошо. Не зря, значит, пироги я затеяла. Попей, сынок, молока. Свежее, утрешнее.
Михаил приложился к кувшину и стал жадно глотать. Знакомый с детства вкус доставил ему немалое наслаждение. Затем он прислонился спиной и ладонями к горячему стояку печи. Тепло быстро растекалось по замёрзшим ладоням и продрогшему телу. Вместе с ним к Михаилу вернулось ощущение детского блаженства, когда мальцом он забирался спать на печи, и та щедро одаряла его своим теплом. Едва Михаил закрыл глаза, предаваясь ощущению, как что-то мягкое боднуло его в шею. Михаил повернул голову. Из-за печной занавески выглядывала пушистая мордочка сибирского кота.
- Васька, и ты тут?! – радостно воскликнул Михаил, почёсывая пальцем кота за ухом. Тот, словно ждал этого, громко замурлыкал.
- Сегодня, дружок, придется тебе потесниться, - добавил он.
Михаил молча наблюдал за стариками. Деревянной лопатой бабуля проворно достала из печи противень с пирогами, связанным пучком из гусиных перьев взбила яйцо и обмазала им пироги. Тем временем дед управлялся с самоваром: поставил его на пол возле печи, железным совком достал из неё тлеющие угли, аккуратно высыпал их в трубу самовара. Затем он насовал туда же струганые полоски полена, надел на самовар другую трубу, изогнутый конец которой вставил в отверстие в стенке печи. В утробе самовара послышался треск, и Михаил ощутил лёгкий запах горящей древесины. Михаил невольно усмехнулся. Подаренный пару лет назад электросамовар не пришёлся, видимо, старикам по вкусу, они по старинке всё также управлялись со старым огромным медным самоваром.
Казалось, в тысячный раз он наблюдал эту картину, и в тысячный раз тихая радость и безмерный покой наполняли его душу. Пожалуй, именно размеренной возни милых стариков, шума самовара и треска горевших поленьев так не хватало Михаилу в стенах городской квартиры. Всё это заставляло его снова и снова уезжать на выходные прочь в деревенскую глушь.
- Миньк, принеси пару берёзовых полешек, - голос деда прервал его задумчивость.
Михаил взял у печи поленья и пошёл в соседнюю комнату, где дед закладывал дрова в топку голландской плиты. Михаил присел рядом, стал обдирать бересту и засовывать её под поленья. Затем чиркнул спичкой и поджёг край бересты. Огонь начал стремительно разбегаться, охватывая поленья. Пару минут - и огонь полыхал уже во всю мощь, гудя от напора тяги.
- Ну, как там дома? Батька чего ж не приехал? – спросил дед.
- Да всё как обычно. Батя с утра на рыбалку уехал на озеро. Мать с Нюркой затеяли уборку. Вот я и подался к вам, чтобы не мешать.
- Ты ужо на каком курсе-то?
- На четвёртом.
- И кто ж будешь потом?
- Экономистом.
- Это вроде булгахтера-счетовода, что ли?
- Дед, смотри шире, - улыбнулся внук. – Я не просто буду сводить дебет с кредитом. Моя задача будет выстраивать экономическую стратегию какого-нибудь предприятия. Ну, скажем, подсчитать затраты на модернизацию производства, решить, какая продукция предприятия будет пользоваться бóльшим спросом, рассчитать её себестоимость, ожидаемую прибыль, ну и много чего ещё. Проще говоря, делать деньги.
- Ишь ты, экономист! – усмехнулся дед. – И много вас таких экономистов будет?
- Да это сейчас самая востребованная профессия в стране, – оживился внук. - Теперь наша экономика – часть мировой рыночной экономики. И производить надо то, что пользуется спросом на этом рынке, а не штамповать массово плановый ширпотреб, как это было в советские годы.
- А что ж плохого в том, что в советское время заводы и фабрики планово выпускали продукцию массового потребления? – удивился дед. – Зато в каждом доме было своё отечественное: холодильник, мебель, телевизор.

Продолжение следует.

Нравится
18:05
142
© Ирина-А
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение