"Литературный салон" использует файлы cookies, а также собирает данные об IP-адресе, чтобы облегчить Вам пользование нашим порталом.
Продолжая использовать данный ресурс, Вы автоматически соглашаетесь с использованием данных технологий.
Правила сайта.
Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Жертвы политические и обыкновенные

Жертвы политические и обыкновенные

Многие помнят. как на волне разоблачений коммунистического режима был принят в 1991 закон "О реабилитации жертв политических репрессий". Благодаря ему была восстановлена справедливость и снято клеймо преступников с сотен тысяч оклеветанных граждан. Казалось, проблему можно было закрыть, но оказалось, что делать это преждевременно. Я столкнулся с непоследовательностью и одностороностью принятого закона, когда заинтересовался судьбой дяди Евгения Кутузова.

Он был арестован органами НКВД в 1937 и расстрелян по обвинению в мошенничестве. Долгие годы мы ничего не знали о его трагической участи, пока в 2005 г. не получили ответ из информцентра УВД по Омской области с извещением о предъявленных дяде обвинениях и смертном приговоре, вынесенном тройкой УНКВД. В чём заключалось преступление Кутузова, удалось выяснить только после того, как мой адвокат получил доступ в архив: и через 70 лет дела уничтоженных людей продолжают оставаться запечатанными для родственников.

Оказывается, дяде вменялась в вину попытка получить в сберкассе по поддельному аккредитиву 975 рублей. На этом основании тройка в составе секретаря обкома, областного прокурора и начальника областного УНКВД приписала Кутузову "расхищение социалистической  собственности и ограбление". На допросах дядя признал свою вину, как и его "сообщники", и признание молодого человека стало единственой уликой - других доказательств в его деле нет. Сразу возник простой вопрос: в чём же заключалось ограбление, если деньги в сберкассе получить не удалось?

Проведённая органами экспертиза не подтвердила принадлежности Кутузову имеющейся в аккредитиве подписи, свидетели не выявлены, конкретные обстоятельства "ограбления" не исследованы. Налицо фальсификация уголовного дела и обвинение дяди в несовершённом,  вымышленном  преступлении, как это делалось с тысячами граждан в годы сталинской диктатуры. По моим надзорным жалобам областной и Верховный суды фактически признали необоснованность расстрела и назначили казнённому Кутузову новый срок: сначала 5 лет лишения свободы, затем 3 года. Даже если бы дядя совершил то, что ему вменили, вместо расстрела он получил бы по действующемк УК всего 3 года тюрьмы ! Как же можно было отказаться от реабилитации преступно уничтоженного гражданина, как можно было не признать его жертвой внесудебного произвола? Однако наши суды не решились осуществить подлинное правосудие  и косвенно поддержали злодеяния сталинских палачей.

Думаю, что давно назрел вопрос о пересмотре закона 1991 года, поскольку под его действие подпадают лишь те, кто был осуждён по политическим мотивам: лжешпионы, лжедиверсанты, лжеизменники, лжевредители и пр.Точно так же фабриковали и лжеуголовников, чтобы в кратчайшие сроки формировать расстрельные списки и выполнять план по ликвидации "врагов народа". По существу, у нас не произошло окончательного разрыва с репрессивной политикой коммунистического режима, и дело моего 23-летнего дяди доказало это с предельной ясностью. А поэтому нет полной гарантии от возврата и повторения чудовищных расправ. Я сын фронтовички, рос без отца и никогда не примирюсь с тем, что деда томили в заключении, а дядю безнаказанно уничтожило государство, которое защищала моя мать. Уверен, что такие же чувства испытывают тысячи моих ровесников, чьих родственников уничтожили в застенках НКВД по липовым обвинениям. Необходимо как можно быстрее принять закон о реабилитации всех жертв внесудебных репрессий периода коммунистической диктатуры.

Нравится
08:43
© НЕЗЛОБИН
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение