Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Три еловые ветки

Три еловые ветки

Наступило тридцать первое декабря. Степан достал с антресолей старые валенки с калошами, оставшиеся ещё от отца. Жена, Мария, посмотрела на него как на дурака.

— Ну чего ты попрёшься за этими ветками, — грустно сказала она, — толку от них. Нарядим искусственную ёлку.

— Ну как ты не понимаешь, — возмутился мужчина — это традиция. Мой отец и дед каждый год ходили в лес перед Новым годом и приносили три еловые ветки. Я всю жизнь, сколько себя помню, тоже хожу в лес в этот день. Наш сын сегодня тоже пойдёт за еловыми лапками и внука нашего возьмёт с собой. И пусть они сейчас в Питере, но в лесу я увижу их и получу свою частичку счастья.

— Да у тебя же ноги болят, — предприняла новую попытку жена. — Ты же по дому-то ходишь с палкой, а в лес по снегу собираешься. А ну, если тебе нехорошо станет, кто тебя потом в лесу найдёт?!

— Дура ты старая. До семидесяти дожила, а ума не набралась, — уже с грустью сказал Степан. — Я же в лесу молодым становлюсь. Все болячки дома остаются.

— Да врёшь ты всё, — улыбнулась Мария. – Почти пятьдесят лет с тобой живу, и последние лет десять приходишь из леса уставший, как чёрт.

— Я устаю, пока от леса до дома иду. Почитай, два километра по деревне топать.

— А туда-то дойдёшь?

— Когда к лесу иду, он мне силы даёт, — улыбнулся Степан. — А пошли сегодня со мной. Хоть один раз в жизни.

— Да я на первом же сугробе умру, — засмеялась жена. — Ты меня на руках из леса потащишь?

— Надо будет, так потащу, — тоже засмеялся мужчина. — Тряхну стариной.

— Врёшь ты всё, но Бог с тобой, пошли, — сдалась женщина, — посмотрим на твоё лесное омоложение. Только после леса ты поможешь мне готовить.

— Да чем же я тебе помочь-то могу? Разве что картошку почистить.

— Там видно будет. Достань мои сапоги.

— Я бы лучше тебе мозгов немного достал, да все сыну давно отданы, — засмеялся Степан. — Кто же по снегу в сапогах ходит? Вот, на тебе валенки, в них надёжнее.

Они жили вдвоём уже двадцать пять лет. Сын уехал учиться в Питер и там остался. Летом их дом наполнялся радостными криками внука, а остальное время была тоска. Копать огород сил уже не было, и приходилось покупать продукты в сельском магазине на скудную пенсию. Правда, несколько лет подряд сын весной приезжал и сажал несколько соток картошки, а осенью помогал собирать урожай. Это дало возможность отложить немного денег на последнюю дорогу. Они были бережно завёрнуты в платок и спрятаны в самое надёжное место, за икону. Новый год не сулил ничего хорошего, здоровье ухудшалось с каждым днём, и следующий праздник для стариков мог и не наступить.

Открыв дверь, Степан спустился с крыльца и подал жене руку, помогая преодолеть пять ступеней. Мария улыбнулась и, победив спуск, взяла мужа под руку.

— Давай хоть сумку с топориком, — заботливо сказала она, — ведь еле двигаешься.

— Ты давай ноги переставляй, — засмеялся муж. — Я скоро как иноходец скакать буду.

— Ну не хочешь, как хочешь, — улыбнулась женщина, — моё дело предложить.

Дальше они шли по деревне молча. И что интересно, чем ближе к лесу, тем легче Марии было идти, да и муж перестал горбиться, расправил плечи и шёл с каждым шагом всё ровнее и ровнее. Когда они прошли последние дома, женщина удивлённо посмотрела на мужа.

— Слушай, пень старый, а ты, похоже, не врал, когда говорил, что лес силы даёт. Я как будто лет десять скинула.

— То ли ещё будет, — улыбнулся Степан. — Только в лесу не трещи много языком, он сейчас тишину любит.

— Хорошо, Лесовик, буду молчать, даже если на нас волки нападут, — пошутила Мария.

— Да тобой волки подавятся, — засмеялся муж. — Чтобы тебя разжевать, потребуется мощная мясорубка, а где они её в лесу возьмут? Ладно, хватит языки чесать, пошли в лес.

Мужчина смело ступил в глубокий снег и начал пробивать для жены небольшую тропу. Женщина пошла следом, и когда деревья скрыли дорогу, она не поверила своим глазам. Муж на глазах с каждым шагом становился моложе. Казалось, что продвижение в лес на несколько метров сбрасывает со счётчика год. Неожиданно она поняла, что и ей идти совсем не трудно. Прошла боль в суставах, силы прибывали с каждым движением. Через полчаса Степан остановился и повернулся к жене.

— Ну что, неверующая, — шепотом спросил он, — теперь понимаешь, почему я каждый год в лес хожу?

Мария посмотрела на свои руки – это были руки молодой женщины. В теле ощущалась давно забытая радость жизни. А перед ней стоял её Стёпка, каким она его помнила до свадьбы. Ошарашенная, она не могла сказать ни слова.

— Правильно молчишь, — опять прошептал муж, — радуйся жизни.

Они стояли на небольшой поляне. Солнце искрилось на снежных шапках, развешанных на каждой ветке. Даже ветер сегодня решил отдохнуть, и тишина стояла такая, что казалось — её можно резать ножом и прикладывать к лицу, как махровое полотенце. Прилив невероятного счастья жизни наполнил душу женщины. Она подошла к мужу и, нежно обняв, положила голову на его плечо.

— Что же ты, паразит, раньше меня не брал с собой? — зашептала она ему в ухо. — Неужели не мог настоять на своём?

— Нельзя силой вести в лес, — ответил Степан, — ты должна была сама захотеть. Я тебя каждый год приглашал, но ты только смеялась. Ладно, об этом поговорим потом, сейчас сын с внуком подойдут.

Мария подняла голову и посмотрела мужу в глаза, не шутит ли он. Нет, его глаза лучились счастьем и ожиданием.

— Сдурел, они же за тысячу километров отсюда, — понимая, что говорит глупость, прошептала она.

— Так и твоя старость дома осталась, — тихо засмеялся муж.

В этот момент с другой стороны поляны из лесу показались две родные фигуры.

— Привет, батя. Неужели мамку уговорил в лес выбраться? — весело, но шёпотом сказал подошедший сынуля, а внук просто повис у деда на шее.

— Тихо, черти, — счастливо зашептал глава семейства, — знаете ведь законы леса.

Вся компания обнялась и молча замерла посередине поляны. Так они стояли около часа, наслаждаясь родной близостью и чудом новогоднего леса. Никаких слов им больше было не надо, они читали мысли друг друга и упивались взаимной любовью.

Неожиданно на ветку ёлки села галка, сбросив вниз немного снежного пуха. Появившийся лёгкий ветерок осыпал головы счастливой семьи зимними блёстками, и глава семейства разорвал круг.

— Нам пора, — прошептал он, — время вышло.

Как ни хотелось всем продлить счастливые мгновения, но объятия распались. Мужчины подошли к ели, на которую села вестница, и срубили каждый по три веточки.

— Давай, батя, не хворай, — тихо сказал сын и пожал отцу на прощанье руку. — А ты, мамуля, почаще слушай отца.

Он подошёл к матери и нежно поцеловал её в щёку. Внук в это время сильно сдавил плечи помолодевшего дедушки. Потом молча подскочил к Марии и повис у неё на шее. Видимо, ему говорить вообще было нельзя, но его слёзы счастья всё сказали лучше слов.

Степан повернулся и встал на натоптанную в снегу тропу.

— Всё, мамка, пошли домой… Пора, — негромко сказал он. — Нам ещё стол накрывать. И не оборачивайся, если не хочешь, чтобы дети заблудились.

На обратном пути, до самого дома, они не проронили ни одного слова. Из леса вышли уже стариками, и дорога по деревне далась привычно трудно. Зайдя в дом, Мария села на стул и заплакала. Степан подошёл к ней, нежно поставил на ноги и обнял.

— Ничего, старая, доживём мы до следующего года, — с уверенностью в голосе сказал он. — Теперь уж ты не будешь отказываться прогуляться в лес за тремя еловыми ветками.

Нравится
© Александр Русанов
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
14:54
Замечательный рассказ. Спасибо !!!
Комментарий удален
13:17
Замечательно!!!
Комментарий удален
20:05
Улыбнуло. Природа не только лечит, но и молодит душу. Это верно!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение