Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов
Потапова Елена Александровна
Друзья (6)
  • Рейтинг: 41
  • Просмотры: 24060
  • Последний визит: 15 дней назад
  • Регистрация: 1 месяц назад

Анкета

Город:
Москва
Возраст:
45 лет

Предпочтения

Любимые фильмы:
Меодрамы. Но в принципе так много, что все тут не поместится
Любимая музыка:
Я меломан. Классика, рок, джаз, попса, песни из кинофильмов, классика в обработке, иногда рэп, фолк, иногда гандж, панк-рок, хеви-метал, народные песни ...короче много чего

О себе

Родилась осенью в 1973 году в Москве в третьем роддоме. Мама воспитатель, папа рабочий. Есть родная сестра Александра. 

Девичья фамилия - Черникова. 

Окончила специальное профессиональное училище и курсы при университете Натальи Нестеровой. Училась в педагогическом колледже им. Н. К. Крупской. Работаю в торговле более двадцати лет, в настоящее время – в должности кассира и продавца-консультанта. Поменяла много мест работы. Была секретарем, поваром, помощником кладовщика, няней, горничной, уборщицей, фасовщицей, оператором на телефоне, охранником, рекламировала продукцию, разносила почту, раздавала флеры, составляла клиентские базы для фирмы, подрабатывала в массовке, снималась в рекламе, заключала торговые договора, развозила продукцию по торговым точкам, сажала деревья, короче и вышивать я тоже умею...

Пробую вести ЗОЖ. Курю. Почти не пью. Иногда бегаю и занимаюсь йогой. Иногда учавствую в благотворительных акциях. Люблю животных. Но в «Гринпи́с» не состою. К природе стараюсь относиться бережно. Не веган. Была действующим членом ОСВОД. В юности занималась плаванием и гимнастикой. Имею спортивные разряды. Православная, крестилась в сознательном возрасте по убеждениям. Люблю компьютерные игры. Участвовала в разработке игр, писала к играм легенды и квесты на общественных началах (не работа).

Носила псевдонимы Ангелина Евстигнеева, Kleris, Клэр-Мари Стиил. И некоторые другие.

Президиум Российского союза писателей принял решение о награждении Пушкинской медалью. Свидетельство о праве ношения медали «Александр Пушкин 220 лет» серия 5119 №1013.

Увлекаюсь спортом и разными видами искусства. Обучалась в театральной студии "Зеркало" под руководством Натальи Васильевны Исаковой, работала натурщицей в Московском академическом художественном училище. Занимаюсь по возможности генеалогическими исследованиями.

Работаю в разных жанрах - пишу стихи, песни, сказки, фэнтези, эротическую прозу, мемуары с переменным успехом. Произведения публиковались в иллюстрированном детском журнале «МАвочки и ДЕльчики», а также в альманахах и сборниках «Карта неба», «Наследие», «Поэт года»,«Антология русской поэзии».

Член литературно-музыкальной гостиной «Свеча» при одной из столичных библиотек. Иногда выступаю с чтением своих произведений, как в "Свече" так и не только в "Свече", например меня можно иногда встретить в рок-баре "Безумий". Финалист национальной литературной премии «Поэт года» и литературной премии «Наследие».

Дважды была замужем. Первый раз за Рукавишниковым Игорем Алексеевечем (брак заключен в 1992 году), второй раз за Потаповм Михаилом Николаевичем (брак заключен в 1996 году).

Родила в 1993 году в Москве, в третьем центре патологий акушерства и гинекологии свою дочь.

Вырастила пока только одну дочь по имени Потапова Наталья Михайловна.

В настоящий момент в разводе (можно считать, что с 2008 года, хотя официально позже.)

Форум

Стена пользователя

Загрузка...
Сегодня, завтра и всегда. Последнее письмо

Здравствуй… Здравствуй сегодня, завтра и всегда. Ты не получишь это письмо. Как и многие прочие из моих писем. И ничего не узнаешь, что на самом деле твориться в моей жизни. Когда мы виделись в последний раз? А когда говорили по телефону? Я пишу этот письмо, а воздух в комнате пахнет антоновкой. Странно, по чему бы это? Снова крепкий чай и половинка сигареты. Я не помню когда мы виделись. Кажется, это было на новый год. Наверно так. Потому, что потом ничего уже у меня в голове не отложилось. Я помню, как целовала тебя, целовала отчаянно, прижимая тебя своим телом к прутьям какой-то ограды. Руки мои мерзли от ледяного железа. А я все прижималась к тебе, сильнее, сильнее, сильнее. Словно хотела влиться в твое тело и навсегда в нем остаться. Я целовала тебя, пыталась впитать тебя, впитать все, до капли, запомнить, вкус тебя, твои губы. Я прощалась. Ты чувствовал это? Мне так важен был твой выбор. И тогда… Тогда я верила еще в чудеса, и думала, вдруг этот удивительный праздник, праздник который приносит с собой волшебство… вдруг он подарит нас друг другу навсегда. Без условий и прочей ерунды. Просто любить, просто быть счастливыми. Я видела, что с тобой что-то не так. Видела, что мое появление не к месту. И так обрадовалась когда заметила знакомый мне свет в твоих глазах. Ты включился в веселую игру в снежки. И стал самим собой. Не на долго, но стал. Я держала тебя за руку. Или ты меня? А потом мы пошли к тебе. И в лифте я смотрела на себя в зеркало и ужаснулась. Макияж потек, от снега и влаги, черные подтеки туши, синяки под глазами, уставший затравленный взгляд и красный, как у пьяницы нос. Я подумала, а может даже сказала, что я похожа на бабу ягу из страшной сказки. И чего тебе делать рядом со мной? Ты молодой и красивый мужчина. У тебя впереди вся жизнь. А что могу тебя дать я? Ты был так нежен в ванной, так аккуратно вытирал меня теплым и мягким полотенцем с макушки до самых пальчиков ног. Такой уютный, такой нежный, такой страстный и внимательный, выполняющий все мои капризы. Но я видела. Все не так! Утром ты не захотел меня провожать. А когда я потянулась обнять тебя на прощание, ты оттолкнул меня, грубо и даже зло. А мне так надо было тебя обнять. Я знала, знала что никогда тебя больше не увижу. Я не знаю, понимал ли ты сам, что мы расстаемся навсегда? И пока я не топнула ногой, ты пытался выкрутиться из моих рук. Это было ужасно. Но худшее ждало впереди. А тогда, тогда я лишь увидела вдруг со стороны себя, жалкую, и свои протянутые к тебе в мольбе руки. Худые, бледные, тонкие запястья и пальцы, кисти уже покрытые сетью чуть заметных морщинок, с выступающими венами, обветренные и слегка покрасневшие. Я прижалась тебе и заглянула в глаза, твои глаза улыбались, хитро, чуть насмешливо. Но не так, как обычно. Я шла и писала тебе семеску, мне хотелось плакать, было больно. И мне казалось больнее уже не возможно. Но все еще было впереди. Я хотела сказать тебе что-то нежное, что-то, что еще могло бы удержать в равновесии нас с тобой. Но в ответ получила «Ты еще не успокоилась?». Как же это не похоже на тебя. На тебя любящего, заботливого, нежного. Что с тобой произошло? А потом был самый жуткий наш разговор. После которого я слегла, на долго. Потеряла голос, онемела и потеряла окончательно связь с жизнью. Несколько месяцев вообще не могла встать. Я и сейчас еще не поднялась. И теперь уже не верю, что смогу это сделать. Стать другой. Той что была с тобой. Ты был для меня больше чем все. Я жила нашей незримой связью. И не беда бы если бы ты сказал, что выбрал другую. Я поняла бы это и приняла как должное. Нет, ты сказал, что все что нас объединяло это было только секс. До сих пор я слышу твой голос. До сих пор эти слова стоят у меня в голове. Но еще более жестоко было сказать, что ты вернешься. И все же… Если бы ты тогда пришел, я бы выслушала тебя. Я бы простила. Я знаю, что я бы поняла. Но ты не пришел. Не пришел… Что тут еще сказать. Я ждала, долгие месяцы ждала тебя. День за днем надежда убивала меня, медленно, как капли яда. А недавно ты написал мне. Зачем? Чего ты хотел узнать? У меня все прекрасно. Все отлично. Как видишь я не умерла, я жива. Все хорошо. Знаешь, вчера я хотела тебе написать, что бы ты больше никогда не писал мне, не спрашивал, не искал встречи, не звонил. Нет никакой «старой дружбы». Нет и не было и не будет уже никогда. Никаких шансов. Ты не дал им родится. Я просто остаюсь одна. И как и прежде, я желаю твоего счастья. Ведь возможно именно это еще как-то держит меня на плаву. И мне все равно с кем ты и где. Это не так важно. Важнее, что бы все было хорошо. Это важнее. Я хотела тебе все это написать, но не написала, потому, что мне на глаза попалась фотография кольца, кольца в форме бесконечности… какие мелочи могут остановить нашу руку… Песни из фильмов, глупые цитаты в соц. сетях, странные ложащиеся на душу картинки. А я когда-то мечтала, что у нас будут такие кольца. Что ты поймешь и подаришь их. Рано или поздно все поймешь… Ведь именно так я видела нас с тобой. Только так.

А теперь я просто буду одна. Вот так. Ведь жить всегда сложнее, особенно когда понимаешь, что попрощалась еще тогда. В тот чудесный снежный вечер и странную ночь, для нас двоих. Ночь на которую я так надеялась. Все еще по детски веря в чудо. В то неуютное утро… еще тогда. Может быть я больше не верю в чудеса… Может быть во мне умер ребенок… может быть…

Зато я всегда смогу быть сильной. Сильной… как всегда. До тебе и без тебя. Не собой. Не с тобой. Жизнь продолжается.

(2011 год)
Загрузка...
Письмо номер пять

Одно время я засыпала прижимая к себе твой шарф. Ты когда-то его забыл. И потом не забрал, просто не вспомнил что он твой. А он очень долго хранил твой запах. Я прижимала его к груди. Словно пыталась заткнуть им сквозную дыру. Прекратить, остановить течь. Сквозь эту дыру гулял ветер, холодил душу. Сквозь эту дыру вытекало тепло, счастье, жизнь. Я прижимала к себе шарф до тех пор пока он пах тобой. А потом закинула на антресоли. Я не хотела его видеть. Его поела моль. А потом достала его и в моих руках шарф стал осыпаться на пол. Я села и зарыдала. Нет, мне не жаль шарф. Мне жаль нас.

Я все еще жду. Вздрагиваю если рядом кто-то произносит твое имя. А потом злюсь.

На себя. Вот набрала номер. Услышала голос – «У вас там девичник что ль?» Дура я.

Зачем все это? Просто услышать. Просто. Даже не спрашивай чего я жду. Год за годом.

Твоим поеденным шарфом осыпается мое сердце на пол. А я, я люблю тебя, беспутный ангел, странствующий благородный рыцарь. Я все еще жду, когда ты вернешься. А ты живешь голосом в трубке, фотографиями в контакте, болью в сердце. Подруга смотрит, как меняется мое лицо при твоем имени, стоит мне произнести его и боль пронзает мое сердце. Почему? Физически не выносимо! Тянет, жжет. Спать стало не возможно. Ты оккупировал мою жизнь, мою душу, все пространство. Ты вокруг меня, ты во мне. Ты во снах. Опять стала чаще выпивать, в безуспешной попытке залить этот пожар, запить его, утопиться уже наглухо вместе с этой проклятой любовью.

Не помогает. Только хуже бывает. Глупая мысль вырезать остатки своего истерзанного сердца. Вскрыть ножом грудную клетку, вырвать его и кинуть тебе под ноги. Топни по нему, как по таракану, пусть лопнет, взорвется искрами, как петарда, брызнет кровавыми кусками в разные стороны. Кому как не тебе сделать это. Просто не могу не любить тебя.

Не умею. Прости уж. Никак иначе жить не получается. Вдох – твоя улыбка, выдох – твой взгляд, вдох – твои руки, выдох – твой смех. Так раз за разом. Боль и снова твое лицо. Образ твой почти постоянно на моем внутреннем экране. Только яркость да резкость изображения меняется. Вчера почти час он стоял у меня перед глазами. Ты улыбался и что-то говорил. Склонялся ко мне, садился за стол, опускался подбородком на скрещенные руки. Ласка во взгляде. Иногда, когда совсем плохо все, твой образ вдруг возникает в пол оборота. Ты улыбаешься и говоришь — «прорвемся». Протягиваешь мне руку. И я улыбаюсь в ответ сквозь слезы – «Прорвемся». Я иду за тобой. Я всегда иду за тобой. Дай мне руку.

(2010 год)
Загрузка...
Письмо номер четыре

Господи за что?!!! – вот что хочется кричать мне, кричать срывая голос. Кричать так, что б лопнули все вены и взорвались связки. Но я точно знаю за что. Я ждала, верила, знала однажды ты придешь. И ты пришел. Разве могло быть иначе. Я же так ждала, так просила, так искала везде, так хотела тебя найти. Ты просто не мог не придти. Чем стоит за это заплатить?

« — Вас посадят на электрический стул.

— Но оно того стоило.»

Что со мной? Игры давно кончились, а я все продолжаю ждать. Я так долго не верила себе. Так долго, что ты успел перестать верить в меня. Но я благодарю судьбу за нашу встречу. Одна мысль о тебе, мимолетный образ, тень твоей улыбки делает меня лучше и сильнее. Я давно перестала что-то понимать. Ну не верила я, не могла поверить …. Если на свете есть счастье, то у него определенно твое имя.

Может это очень глупо, может. Но твоя улыбка, твое спокойствие значат для меня больше чем многое в этом мире. Видеть твои глаза и видеть в них свет… Ну и что с того, что теперь они смотрят не на меня. Ради этого сияния …все….

И мне уже все равно на кого в данный момент ты будешь смотреть.

Но это все вовсе не означает, что я перестану тебя ждать. Сочтешь меня глупой, помешанной или сумасшедшей? Что ж, так тому им быть. Какая мне теперь разница, что ты подумаешь именно сейчас? Для чего все это? Ах, если б я только могла знать.

Я просто …. Я просто …. Ты ….ТАК НУЖЕН МНЕ. Но не приходи, не приходи раньше, чем поймешь, что я нужна. В противном случае просто будь там где ты есть. В противном случае даже не думай приходить. Никогда……

Все дело в твоей улыбке и твоем взгляде. Все дело в том, что мне не надо твоей неволи, твоей ответственности или твоих обязанностей. Мне нужно твое счастье, твоя любовь и твоя свобода воли. Только так… только так. Только ты сам …… Твоя воля, твой выбор, твое счастье. Наверно я и правда люблю тебя ….Так вот….странно и нелепо …. Но кажется люблю и чем больше проходит времени, тем сильнее …. Глупая, парадоксальная нелепость. Ты мое сердце…. Моя жизнь…. Мое дыхание. Будь счастлив, это единственный шанс для меня просто жить…. Шанс выжить в этом мире с тобой или без тебя.

(2010 год)
Загрузка...
Письмо номер три

Я все забыл, дышу лишь ею,

Всю жизнь я отдал ей во власть.

Благословить ее не смею

И не могу ее проклясть.

Алексей Апухтин

Не уверена, что хотела бы это знать. Хотелось бы что б это была я.

Но если это я, мы проклятые мученики.

Я хочу ему свободы и счастья. Но не могу выпустить его из своего сердца.

Ты далеко, а я с тобой все говорю…

Словно вчера… Он стоит у кровати в расстегнутой черной рубашке. Она ему так идет. Я чувствую его смущение и неловкость даже со спины. Я понимаю откуда это. Он не хочет смотреть на меня. Окликаю его. Пол оборота, взгляд через плечо. Молчит опустив голову. Подхожу близко близко и сомневаюсь — мне все еще можно обнимать этого человека? Вдыхаю еле уловимый приятный запах, присущий только ему. Только его коже, его рукам. Я б узнала его даже с закрытыми глазами. Переборов глупое смущение обнимая его сзади прижимаясь щекой к его крепкой спине и закрываю глаза. Под моей ладонью сбивается с ритма его сердце. Я боюсь что он обернется и будет смотреть мне в лицо в глаза. Я не достаточна хороша для тебя любимый. Я не так красива, не так молода как ты заслуживаешь. Но он оборачивается. Неловко путаюсь в своих же движениях, опускаю голову, прячу взгляд. Я чувствую, в душе он уже все решил. Может он и сам еще этого не знает. Но он уже все решил. От этого перехватывает дыхание. Я ничего не хочу. Просто вот так стоять. А что еще мне остается? Тихо шепчу — люблю, люблю, люблю тебя. Кажется он не слышит. Губы находят мои… Да, конечно, все потом. Он же приехал именно за этим. Закрываю глаза. Перед ними его образ в полный рост. Рубашку трепет шальной ветер. Он смотрит на меня и его уносит словно удаляется камера. Я знаю, это не просто образ. Он отдалился, он отдаляется. Мы снова все рассказали друг другу без слов. Пытаюсь удержать слезы. Одна все ж скатывается. Прячу лицо у него на груди, кусаю губы. Будет чудо? Нет! Чудеса тут не запланированы. Значит будет секс. А потом будет утро.

Не выспавшаяся наблюдаю как он собирается на работу. Вставать не хочу. Обычно планирую для него хоть какой-то завтрак. Сегодня я лежу в кровати поджав ноги, подоткнув одеяло и смотрю как он собирается. Он почти собран. Ходит по комнате, что-то с ним не так. Ходит словно что-то забыл. Я внимательно наблюдаю, все замирает во мне. Я почти готова услышать – «Я больше никогда не приеду.»

Внутренний голос холоден и остр, он режет по живому — «Ты все знала. Так должно быть. Просто улыбнись, проводи его до дверей и ласково попрощайся. Навсегда! Отпусти его. Тебя жизнь учила независимости. Тебя жизнь учила НИКОГДА никому не верить. Ты плюнула на эти уроки и не сделал выводов. Можешь конечно по унижаться, поныть, размазать соплю по морде. Это обеспечит тебе еще пару месяцев. Не будь дурой! Режь! Делай это сегодня и навсегда. Ты уже и так посеяла семена своей дурости и теперь наслаждаешься горьким вкусом урожая. Не делай еще хуже.» Я натягиваю одеяло до подбородка и наблюдаю. Молча. Он полностью собран. Садиться на край кровати. Такой страдальческий, грустный взгляд. Он пристально смотрит в мое лицо и опускает голову – Мне пора. Конечно – голос мой звучит холодно. Встаю провожаю его до двери. Мнемся на пороге. Хочется сказать, сделать что-то что все могло бы изменить. Впитываю его глазами. Грустно улыбаюсь. Моя макушка на уровне его солнечного сплетения. Таких как я ему троих надо. Привстаю на мысочки, целую в губы, крепко обнимаю. И заставляю себя разжать руки чувствуя как он напрягся. Слезы сами начинают течь по щекам. Он приподнимает мою голову, гладит по волосам, целует – Мне правда пора. Дурочка. Ну что же ты меня всегда как на войну-то провожаешь.

Улыбаюсь сквозь слезы – ага, как в бой. Может так и есть?

-Мне пора. – голос его звучит раздраженно, а в глазах вина.

За дверью он оглядывается. Иди уже – машу рукой мечтая что бы все слезы не ливанули прям сейчас. Он уходит не оглядываясь. «С любимыми не расставайтесь, всей кровью прорастайте в них и каждый раз на век прощайтесь, когда прощаетесь на миг» — шепчу я в его спину и закрывая дверь уже знаю мы больше никогда не увидимся. То что не сказал он сказали его глаза.

Стою у окна и провожаю его взглядом пока поворот не скрывает его от меня.

А потом спокойно иду на кровать и беззвучно плачу вздрагивая всем телом.

Через очень короткое время его звонок ставит окончательную точку. Я начинаю методично удалять все что с ним как либо связанно. Потом делать попытки вернуть все на место. Но он умнее и мои крики уходят в пустоту. Там где раньше стоял немного неуклюжий, сильный, большой, неимоверно добрый и ласковый ангел теперь ветер моих слов крутит над землей несколько пушистых перьев из его крыльев.» Ангелы здесь больше не живут. А я стала злее, холоднее и отстраненнее еще на одну тысячу шагов.

Так мне и надо. Впредь будешь умнее. Мой удел одиночество. И ничего другого.

А ему…. Пусть ты будешь счастлив, пусть все сбудется ПРОЩАЙ

На небесах за нас давно все решено…

»......- У меня вопрос. Они вместе или нет? Или она с мужем осталась?

— Я думаю с мужем

— А как же любовь?...."

(2010 год)
Загрузка...
Письмо номер два

Это письмо было тоже ему…

Трубку телефона я отключила около трех. В это время я отмокала в ванной и слышала по твоему голосу, что ты уже почти спишь, но не решаешься лишить меня радости общения с тобой. Радости ли? Последнее время любое соприкосновение с тобой приносит мне столько боли, что радость в этом кроется уже извращенная какая-то. Впрочем, меня это не пугает. Мы знали, что делали тогда. И знаем, что делаем сейчас. Разговор не был простым. Ты жаждешь свободы. Я, впрочем, какая разница чего хочу я. Привыкла уже за два года покорно принимать все, что исходит от тебя. Уверенная в том, что никогда, никогда в жизни ты не причинишь мне вреда и боли намеренно. А значит, ты достоин всего, что я могу дать, пусть это не много, пусть это даже до смешного мало. Вот это меня пугает. Большее что я тебе могу дать это свободу от себя самой. Впрочем ты рыцарь. Как всегда, мужчина от и до, храброе сердце тигра. Ты принял на себя многое, чего мог бы и не брать. Зачем тебе это? Секс в нашем богом забытом городе уже давно не повод для знакомства и уж тем более каких либо обязательств. Но ты иной. Ты настоящий.

Прокручиваю в голове наш разговор и слышу лениво-сонное – «Ты слишком много думаешь.» Улыбаюсь. Ты всегда понимал меня, знал словно я твоя частичка. От тебя сложно что-то скрыть. Мысли скачут, с пятого на десятое. Вот вдруг вспомнилось что-то, как ты чуть хрипло выдаешь на выдохе в трубку – «любимая». И в груди моей словно взрывается что-то сладкой, солнечной болью. Вскрик, стон, тяжелое дыхание. Когда это было? Кажется, прошел месяц или два. Секс. У нас он такой. Давно такой. Реже, все реже мы видим друг друга. Кто кого избегает? Теперь телефон разделяет с нами страсть и боль. Наверно когда-то давно влюбленные использовали для этого бумагу. Находясь вдали друг от друга они любили через письма. Ничего не ново под луной.

Я похлопала по воде ладонью, прислушиваясь к звуку. Ты молчал. Я откинулась, чувствуя прохладу ванной на контрасте с горячей водой, прикрыла глаза и расслабилась вслушиваясь в твое дыхание и сразу увидела тебя. Ты точно лежал с закрытыми глазами, я знаю. Ты слышал мои глупые реплики ни о чем, словно они шли из под воды. Грустно улыбаюсь, стирая капельки пота с щек или это слезы. Хочу засыпать рядом. Снова перехватывает горло. С трудом справляюсь с приступом слез, до боли закусываю губу. Мысленно ругая себя за все и сразу. Как молитву читая про себя – «Он тебе ничем не обязан, он свободен, он ничей он для себя самого, он это лишь то, что дано тебе на время, так лови момент и люби пока вообще возможно любить». Ах какие глупые рассуждения. Сколько в них рационального, умного и как ужасно глупы и пусты эти слова. Вчера я взбесилась и написала тебе что мне от тебя ничего не нужно, ты мне ничем не обязан, как и я тебе и вообще не нуждаюсь ни в тебе ни в твоей жалости. Ты снова принял это снисходительно и вечером набрал мой номер – «Женщина, ты сама не знаешь чего ты хочешь, я давно оставил попытки понять тебя.» А что тогда ты не оставил? И почему по прежнему лучше тебя никто меня не понимает и никто не может быть прибежищем моей души кроме тебя. Хочется пошло скатиться до базарной сцены и осыпать тебя упреками, разругаться в пух и прах. Вылить на тебя всю свою боль до капли и неси ее сам, один. Поссорься, пошли меня подальше, найди свое вечное счастье где-то там. Тут его нет, тут только боль. Вот и справляйся с ней как хочешь. Ведь из нас двоих умный и сильный ты, а я лишь глупая женщина.

Пальцем протыкаю воздушную, ароматную пену. И размышляю на тему, что умереть от любви к тебе гораздо проще, чем жить с этой любовью. Прям таки вижу, как пена розовеет. Откидываю эту мысль. Слишком часто она стала меня посещать в последнее время. Это усталость. Депрессия. Это пройдет. Снова ловлю себя на том, что криво улыбаюсь. Вот оно мое горькое счастье.

Мысли снова скачут по словам, по воспоминаниям.

Наша последняя встреча. Это было совсем недавно, совсем, день или два прошло. Но кажется, что прошла вечность. Ты изменился, похудел, повзрослел. У тебя другой взгляд. И смутная тень чьего-то присутствия. Об этом я смолчала. Какая разница. Ты разглядываешь меня, но я не вижу того, что хотела бы видеть в твоем взгляде. Судорожно сглатываю и растягиваю рот в улыбке. Я и правда счастлива твоим присутствием. Но я тебя не хочу, я хочу, но не того что сейчас должно произойти. Я знаю, это произойдет. Я наперед все вижу. Так и случается. Ты не получишь отказ. И не надейся. Покорно исполняю все и даже получаю от этого немного грустного удовольствия. Скорей бы все прошло и ты уехал. Я вижу, что и ты торопишься меня покинуть. Хочется умереть на месте. Тут даже сексом не пахнет, это просто ритуал. Подтверждение статуса. Моя щека ложится в твою ладонь. И я снова слышу о том, что я потрясающе глупая. В твоем голосе столько ласки, нежности. Почти как когда-то, но там уже примеси лукавой насмешки и самодовольства. Что ж сама виновата. Справляться с гордыней это уже твоя задача. Я лишь ее спровоцировала. Один персонаж из моей жизни сказал не так давно, что при встрече ожидает увидеть у меня копыта. Память снова делает скачек – «мама, мама купи мне копыта, хочу копыта» — надрываюсь я, топая ногами, мне лет пять наверно. Криво улыбаюсь. Подавляю в себе приступ злости и не успеваю поймать слезы. Они просто брызгают из глаз, плевать на тушь. Прикрываю глаза и закусываю губу до привкуса крови. Сквозь шум прибоя в ушах слышу твой шепот – «Не плачь не надо, не надо глупая, не плачь, все хорошо.» Все плывет, усилием воли заставляю себя справится с приступом, только б не упасть в обморок. Только этого не хватало. Глохну от внутреннего крика – «ЧТО ХОРОШО?!!!» Секунда и слышу свой шепот – «Я не плачу, тебе показалось это так, сейчас пройдет, все хорошо.» И растягиваю губы в улыбке. Губы дрожат. Приходится снова впиваться в них зубами. Видок наверно жуткий. Плевать. Ты и не такой меня видел. Правда? Или не плевать? Нет, не плевать. Поправляю волосы, распускаю тугой хвост, трясу головой. Ловлю твою улыбку. Ты все понимаешь. Плевать!!! Или не плевать? Нет, не плевать. Обнимаю тебя так крепко как могу. Утыкаюсь носом тебе в грудь – «Забери меня отсюда, увези, куда хочешь, хоть в тундру.» Ответ прогнозируем до коликов — «Некуда». Проклинаю себя, на чем свет стоит, провались ты пропадом моя бабья слабость. Меня тошнит. Тошнит от всего происходящего. Ну крикни на меня что ль. А? Скажи мне правду! К черту твое хваленое рыцарство! Я же жила как-то до тебя, жила же. Открой рот и скажи мне правду!!! Я молчу. Ты молчишь. Пытаюсь поймать твой взгляд. Ты не отводишь глаз. Но взгляд все равно неуловимо ускользает от меня. Опять подкатывают слезы. Хочется заорать – «Да пошел ты к чертям собачьим!!» Открываю рот и выдаю – «Я люблю тебя». Сама себе удивляюсь. Как я не подавилась этими словами? Ты словно спохватываешься, покрываешь мое лицо поцелуями. Твои губы холодны. Я давлюсь слезами. Прячу их на твоем плече. Потом я семеню за тобой по мокрым улицам, уцепившись за твою руку, как перепуганное дитя, придумывая кучу причин, что б удержать тебя еще на миг. Что он мне даст? Но я так хочу. Ты все понимаешь. «Ты эгоистка.» Это даже не упрек, так констатация фактов. Вспыхиваю моментом и тут же остываю. «Да, я эгоистка и я так хочу.» Ты уступаешь мне. А разве могло быть иначе? Говорю, говорю, говорю. Кучу заведомых глупостей. Лишь бы не сказать того самого. Лишь бы не слышать внутренний голос. Лишь бы ты не решил сказать правду!!! Ты как всегда сдержан, серьезен, внимателен – «Застегнись, простудишься». Ты всегда заботишься обо мне непутевой. И все же тебе пора. Целуешь в губы. Что это? Показательное выступление? Или… Впрочем никаких «или». Это уступка. Это для меня. Целую, сдержано, в щеку. Делаю ручкой «бай-бай» и широкими шагами уверенной и независимой скрываюсь не оборачиваясь. Только бы не обернуться. Если увижу, что смотришь мне вслед, не отпущу. Хоть что делай, не пущу тебя никуда. У первой скамейки подкашиваются ноги. Рыдаю, размазывая тушь, блеск, слезы. Вот теперь плевать. Покупаю какую-то алкогольную гадость. Пью большими глотками. На повороте окрик – «Девушка, милая, вас подвезти.» Разражаюсь хохотом. Парень в машине глупо улыбается придерживая дверь. Смотрю на него без признаков веселья. Еще одна попытка – «Покатаемся?». «Благодарю покорно, на сегодня я накаталась уже.» — разворачиваюсь и широким шагом уверенной и независимой спешу скрыться. Почему ты приехал? Ты приехал что б снова спасать меня, мне так было нужно. Или это был предлог? Впрочем, когда я тебя увидела, то все остальное ушло на второй план. Надо расставаться. Ты хочешь свободы. Я тоже ее хочу. Даже больше чем тебя. Вру. Это я успокаиваю себя. Или не вру? «У тебя изменился взгляд» — жду ответ. «О да, то был взгляд человека, не посетившего в тот злополучный день то самое заведение и не встретившего тебя». Вот и ответ. Растерянность. Пора ли снова плакать? Улыбаюсь. Даже пытаюсь рассмеяться. Я чертовски глупа.

«А что бы было найди ты у меня в карманах презерватив?» — вопрос очень серьезен, но ты делаешь лукавое и доброе лицо и улыбаешься – «Дикая сцена ревности?» Хватает секунды на смену кадров и эмоций. Недоумение, разве я роюсь по твоим карманам? Тут же пихаю руки в оба кармана и достаю пачку жвачки и что-то там еще, не презервативы. Снова недоумение, как я могла? Плевать, имею право. Ты сам сказал, что я на многое в твоей жизни имею право. Значит и на это тоже. Молчаливый вопрос –«А ты что б хотел увидеть?» Кадр – слезы, упреки, пощечины. Ухмыляюсь. Ревность. Подавила. Грусть, огромная волна. Ну снова здорово. Только не слезы. Прикусываю на миг привычным жестом губу. Темнота. Прошло. Улыбаюсь грустно, качаю головой — «С чего бы?» Грусть уходит. Доверие. Вера. Глупо, но я же глупая, я тебе верю. Безгранично. Ухмыляюсь обнажая клыки, один все еще острый, другой уже обломали, прячу лицо на твоем плече – «Маааамааа купи копыта!». Снова прикусываю губу острым клыком. «У меня в другой куртке полный карман презервативов» — ты продолжаешь развивать тему. Кажется что-то отвечаю. Плевать. Я глупая, я этого не слышала. Никогда.

На улице нервными пальцами рву обертку на пачке, достаю тонкую «Glamour», прикуриваю. Знаю, тебя это взбесит. Ну не все ж тебе. «Ты нарочно?» — тон ничего хорошего не обещает. Врать бесполезно – «Да». Хочется закричать незнамо что. Обвинить не ясно в чем. Делаю пару затяжек, курить совсем не хочется. Я не слышу что ты мне там говоришь. Выкидываю не докурив. Ты снова победил. Черт, как меня это бесит. В тебе куча недостатков. Неужели мне не за что зацепиться? Проваливай поскорее уже!!! «Останься, прошу» — взгляд побитой собаки. Тебе тоже грустно и неуютно. Хоть так.

А потом бегут строчки – «Я тебя огорчил, тебе грустно, прости меня, я всегда тебя огорчаю. Я понимаю, у женщин тоже есть желания и потребности, свои женские. Я все понимаю. Пора привыкнуть.» И грустные рожицы. Обратно к тебе летит – «Я все понимаю, все хорошо, ты не в чем не виноват, я сама себя огорчаю. Прости, чертова истеричка.»

Приступ злости. На тебя, на себя. На эту чертову жизнь. На все на свете. Оба мы ничего не понимаем. И чем дальше, тем больше. Умереть от любви к тебе проще, чем жить с ней. Снова эта крамольная мысль. Ничего, это пройдет.

Три дня затишья. «Где ты была?» Врать бесполезно – «Пыталась избавится от зависимости, пряталась от тебя.» Смешок – «Даже не пытайся.» «Больше не буду» — точно вру. Буду, всегда буду. Прятаться, убегать, терять то свой телефон, то твои номера. Буду. Ты хочешь свободы. Большее что я могу тебе дать это свободу от себя самой.

Ванна остывает. Окликаю тебя. «Что?» — голос разбуженного человека. Сонный, добрый, мягкий, чуть рычащий от сна, терпеливый. Тебе бы памятник поставить. «Я люблю тебя» — опять задрожали губы. Твой голос посетила ласка – «Знаю». Убила б тебя за нее, за ласку эту, за заботу, за доброту твою и терпение бесконечное. Ты усложняешь мне задачу. «Знаешь, я тут недавно стояла у окна и видела парочку в доме напротив. Они у лифта предавались страсти» — зачем я тебе это сказала? «Сколько окон не видел, ни разу не видел парочек занимающихся сексом.» Я что-то говорю, развивая тему о парочках без угла и прочее, но молчу, что я почему-то подумала о том, что там был ты. Это ведь не ты? Правда не ты? В душе странное затишье. Я тебе верю. Я ничего не спрашиваю. Я глупая и у меня глупая мысль. Тебе надо было приехать с кем-то, зайти в соседний дом и подождать пока я выйду к лифту и увижу как ты …Нет, ты б так не мог. Это был не ты. «Мааамаааа хочу копыта!!!» Продолжаю молчать. «Я засыпаю, я положу трубку, а то так и отключусь с ней» — по голосу ты уже в отключке. «Конечно, спокойной ночи, пока.» — кидаю трубку на стиральную машину и с головой погружаюсь под воду. «Раз, два, три, четыре…» — сейчас открыть бы рот и вдохнуть воды побольше. Всем сразу бы полегчало. Лежу под водой и слушаю свои мысли, то есть твои слова в своих мыслях – «Как маленький ребенок, капризная, эгоистичная, беспомощная. Взрослая девочка.» Да. Ты прав. И никому от этого не легче. А ну да, еще и глупая. Чертовски глупа. И пусть. «Может сделаешь попытку поумнеть?» Вот ты чудак человек. «Пыталась, не вышло и вообще это мне не идет.» — попытка пошутить. «Когда я поумнею, я не буду с тобой разговаривать по вечерам» — вот это уже не шутка. Но пытаюсь замаскировать под шутку. Кажется не удачно. Глупое это занятие пытаться тебя перехитрить. Возможно ты именно этого и хотел? Дело ведь не в сексе? Или все же в нем? «Я хочу тебя» голос у тебя был такой, что у меня побежали мурашки по спине и я инстинктивно изогнулась. «Ты это серьезно, правда?» — мне и правду не вериться, что это так. «Конечно правда». Ответная реакция на голос и слова проходит быстрее чем обычно. Все же для меня дело не в сексе. Ладно. Плевать на все, долой воспоминания. Выдергиваю пробку, смотрю как убывает вода, бодро хватаю полотенце. Спать, спать, спать. Ложусь и понимаю что в сексе тоже. Отголосок – «Я хочу тебя» — тело само реагирует на эту мысль, быстрее чем успеваю прервать реакцию. Черт бы побрал эти расстояния. Хочу просыпаться рядом с тобой. Час разглядываю потолок. Надо что-то делать. Снова ванна. Ледяной душ. Натягиваю спортивный костюм, зову собаку. Пять утра. Легкая трусца вокруг дома. Магазин, молоко, кофе. Утренний набор. Домой совсем не тянет. Еще круг вокруг дома. Первые птицы и воздух почти летний. Если б я знала где ты сейчас, то можешь быть уверен на все сто, я б стояла там под дверью самое большее через час. Вот так прям и пришла б. В спортивном костюме, без нижнего белья, не накрашенная, с растрепанным пучком, с молоком и собакой. «Ээээ, дамочка, «гордость» вам это слово ничего не напоминает?» «Гордость, какая гордость, пошла ты в жопу гордость, не до тебя сейчас.» «Я так хочу тебя». Тебе фантастически повезло, что я не знаю где ты. Прям таки вижу твою улыбку –«Глупая.» «Угу» — толкаю дверь подъезда. Семь утра. Вторая чашка кофе с «батончиками». Я могу есть все что хочу, теряю вес быстрее чем набираю. Сегодня спать уже не смогу. Хлюпаю носом. Кровь, снова пошла кровь. А и плевать. Вытаскиваю заныканную сигарету долго кручу в пальцах, мну, разглядываю. Даже нюхаю. Прикуриваю. Так глобально я тебе еще не врала. Мне становится стыдно. Поспешно тушу и выкидываю в окно. Все равно я не хочу курить. Тогда зачем? Это бунт! Снова вижу как ты улыбаешься – «бесполезно, я хуже наркотика». «Угу» — толкаю чашку, летят на стол горячие брызги. «Наглец, самоуверенный нахал!!!» — я никогда не посмею сказать тебе это в глаза. Десять утра, ты уже встал. Скоро ты прочитаешь это письмо. Снова ставлю чайник. Еще немного кофе. Твоя жизнь уже никогда не будет прежней. «Я самец и мне нужна самка и я реагирую на женщину как на самку». «Тогда почему ты отреагировал на меня?» — ответ я знаю заранее. «Ты же знаешь, я был пьян» Оооо, еще б я не знала, эту партию я разыграла, как по нотам. Опыт не пропьешь. Охота на тигра удалась. Теперь ты можешь искать причины и оправдания и придумывать что угодно, но она удалась же. Я улыбаюсь. – «Ты получил все что хотел, отношения себя исчерпали». Противно быть такой циничной сукой. Но надо. Не выдерживаю – «Зачем я тебе? Я лишняя в твоей жизни?» Ответы так же глупы как вопросы, а что я еще хотела услышать? – «Я не знаю зачем. Была б лишняя я б не звонил тебе.» Да-да конечно, все правильно, все верно. Ни черта не верно и не правильно!!! Не те вопросы, не те ответы. «Мы останемся друзьями.» О Господи!!! Мы никогда не станем друзьями!!! Ты даже не представляешь какая я сука. «Сучка …моя» — такого голоса я еще не слышала у тебя. Твоя. Пока еще твоя. К черту все эти воспоминания. Хватит думать.

Открываю ящик, там больше месяца среди книг и бумаг прячет блестящие края опасная бритва, тупо без мыслей смотрю на нее. Кое в чем ты не прав. У меня есть ключ к свободе. Я могу сбежать в любой момент. Это меня успокаивает. Но ты прав в одном я прожженная эгоистка. Умереть от невозможности и любви к тебе гораздо проще чем жить с этим еще много лет притворяясь твоим другом. А я не люблю тебе врать и притворяться. Наливаю кофе. С добрым утром любимый мой.

(2010 год)
Загрузка...

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение