Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Воспоминания о Большеречье 5. Школа № 2. Седьмой класс.

Родители мамы проживали на микроучастке школы номер два, поэтому я и мои сёстры пошли учиться в эту школу, я в седьмой класс, Надежда в четвёртый, а Лариса во второй. Школа была построена года за два до нашего переезда. В середине учебного года у нас была введена кабинетная система обучения. Из обычной аудитории 7Б перевели в класс физики. Нашим классным руководителем был Панфилов Павел Степанович, преподаватель столярного дела. В школе он проработал недолго, на пенсию ушёл шофёром автобуса.
В этот год отмечалось пятидесятилетие Великой Октябрьской социалистической революции. Была многолюдная демонстрация трудящихся и учащихся. Особенностью этой демонстрации, отличающей её от всех остальных, было появление на улице Красноармейской перед трибунами руководства района красных конников. Мероприятие организовал и провёл учитель физкультуры школы номер один Кудренко Константин Ванифатьевич – мой отец. Об этом у меня написан отдельный рассказ «Красные конники». Он есть на этой страничке.
Не знаю уж из каких соображений, меня избрали от класса в совет пионерской дружины школы. О том, что я в Пустынской школе был два года в совете дружины школы, они не знали. И не классный руководитель выдвинул, а одноклассники. К избранию прилагалась обязанность посещать заседания совета и носить рубашку защитного цвета по образцу офицерской. Мне её сшила мать. Помню, как три упитанных подростка из 7 В класса заходили на переменах в наш 7Б, поднимали меня и с возгласами «Комиссар!» выносили в коридор. Там отпускали. Так было раза три, потом это им надоело, и они нашли себе другое развлечение. Один из них был Мурзин, вроде бы Серёжка, остальных я не помню. Обиды на них у меня не было. В последующие годы совет школы уже не одевали в форму защитного цвета.
К новогоднему вечеру в канун нового 1968 года я подготовил костюм рыцаря с доспехами, щитом и мечом, принёс его в школу, но надеть постеснялся. Школьные вечера в огромной средней школе были совсем не такими, как в малокомплектной Пустынской школе. В третьей четверти нашим классным руководителем была назначена Логинова Анна Фёдоровна. О ней я всегда вспоминаю с теплотой. Она была строгая и справедливая. Физику нам преподавала Счастливцева Лилия Михайловна, литературу - Тюлькина Тамара Константиновна. Немецкий язык – Чешегорова Евгения Васильевна, её сын Владимир Васильевич в восьмом классе преподавал нам физику, а потом ушёл в журналистику. На физкультуре я познакомился с новым видом спорта – баскетболом, физруком был Моисеев Александр Гаврилович. Директором школы был Горяинов, высокий, представительный мужчина, заместителем директора - Голякевич Василий Иосифович, он преподавал нам историю. Запомнились уроки рисования и черчения Горобцова Александра Васильевича, его рассказы о построении композиции и эволюции поз изображаемых на портретах персон. Слесарное дело мы изучали под руководством Сырецкого. Петь учил меня очень недолго Пелих Владимир Васильевич, потом он перешёл на другую работу.
Своих одноклассников я помню всех, даже написал их полный список лет десять назад, опасаясь, что начну забывать. Спасибо им всем, учителям и ученикам, они помогали мне, деревенскому мальчишке адаптироваться в обстановке райцентра. Мой сосед по парте Кондин Владимир подарил мне кеды для занятий на уроках физкультуры. В магазинах их не было, а Вовка из них вырос. У меня нога была мельче. Виктор Майнингер объяснил мне, что без драк дело в школе не обойдётся, и надо быть к этому готовым. Помню, как дочь директора школы Горяинова из 7А сказала в разговоре с одноклассницей, что уроки нужно учить хотя бы для успокоения совести. Я в это время лишь проходил мимо, но её слова не пролетели мимо моих ушей.
В середине зимы я был на детском спектакле в районном доме пионеров. Назывался он «Приключение не состоялось». Главный герой, школьник собирается бежать на северный полюс. Ему помогает в подготовке побега главная героиня, его одноклассница. Для неё всё это серьёзно, а он в конце концов отказывается от путешествия. Исполнительницу главной роли я потом встретил в первой школе. Это Надежда Мостовщикова.
Весенние каникулы в седьмом классе были омрачены гибелью первого космонавта планеты. Траурное сообщение зачитывал Юрий Левитан. Это был шок для всех. Судьба обидела весь наш народ. Я к тому времени уже серьёзно увлёкся книгами о космосе, даже хотел быть астрономом. В космонавты меня не взяли бы из-за зрения. И тут такое сообщение. Вся страна была в трауре. Другие события тех каникул не запомнились.
В седьмом классе мне довелось несколько раз подраться с другими школьниками. Инициатором схватки всегда был не я. Результаты поединков были не всегда в мою пользу.
В июне сосед Дегтярёв Василий из параллельного 7А познакомил меня с азами фотографирования. У него был полный набор фотоинструментов. Я узнал о выдержке, диафрагме, проявлении плёнки, печати фотографий. Свой фотоаппарат у меня появился в конце первого курса института.
В ту пору мальчишки взрослели рано. В начале июля мы поехали с отцом на мотоцикле «ИЖ-49» по ягоды в сторону Криводаново, или как его ещё называли в шутку «Криво Да Ново». На обратном пути нас застал сильный дождь. У отца и раньше болела спина, а тут он неудачно повернулся при вытаскивании двухколёсного коня из грязи и вечером ему стал совсем трудно передвигаться. Мотоцикл мы оставили на Второй ферме, как в народе называли тогда Безымянное отделение совхоза «Красноярский». Так получилось, что мать и отец одновременно оказались в больнице, в стационаре. Мне довелось остаться за старшего в семье. Бабушка была в отъезде, а дедушка заботу о нас не проявлял. Он, к тому времени, был меньше всех доволен нашим временным переездом к ним. За мотоциклом, когда дорога чуть подсохла, пришлось идти мне. За два дня аккумулятор у него разрядился, мне пришлось толкнуть его с небольшой горки, чтобы двигатель завёлся. На этом мотоцикле я ездил за рулём с двенадцати лет, но отец всегда сидел сзади а тут пришлось ехать одному в неполных четырнадцать. Для пуска двигателя «с толкача» нужно было включить скорость, выжать рычаг сцепления на руле, разогнаться и отпустить сцепление. Тогда двигатель запускался. Сразу же нужно было опять выжать сцепление, запрыгнуть на мотоцикл или остановить его и сесть в седло. Мероприятие было не столько сложным, сколько тяжёлым. Сто восемьдесят килограммов разогнать до скорости запуска было нелегко, даже при небольшом уклоне. Со второго раза двигатель завёлся.
Посещая родителей в этот день в стационаре, я узнал, что нам выделили квартиру: комната девять квадратных метров и такая же кухня. На семерых. Но в квартире была газовая плита, Керосинки уходили в прошлое. Осенью нам выделили в том же доме ещё одну квартиру, мы их соединили. Получилась кухня и три комнаты в одну линию в саманном доме. Саман – необожженные кирпичи из глины и соломы, лучше сказать блоки, потому что они больше кирпичей по размеру. Таких домов в те годы было много. Они были тёплыми. И сейчас они стоят, некоторые облицованы кирпичом. Кладка производилась на цементном растворе. Отопление - печное, как и почти везде в одноэтажных домах того времени.
Мы переехали на улицу Иртышскую летом 1968 года. Это посёлок ХПП. Теперь от дома до второй школы расстояние было три с половиной километра, до первой чуть меньше трёх. Переходить в первую школу мне не хотелось. Во второй школе было много знакомых, а в первой ещё никого. Не знаю, правильно ли было моё решение или нет, но я его принимал сам. Свидетельство о восьмилетнем образовании я получил во второй школе.
В микрорайоне «Заготзерно» люди жили на некотором отшибе от райцентра, домашний скот здесь пасли по очереди на прилегающих пустырях вдоль Иртыша и трассы Омск-Тара. Здесь я заметил, что каждую новую корову старожилы стада встречали особенным приветствием. Она должна была перебодаться с каждой коровой, чтобы занять своё место в стадной иерархии в соответствии со своими физическими данными. Самая сильная особь всегда шла впереди стада, выбирала траву вкуснее, первой подходила к водопою, к ещё не мутной воде. Я невольно нашёл в этом аналогию с мальчишеским стадом. Там тоже нужно перебодаться, чтобы утвердиться. Стадные инстинкты неизживаемы.

Нравится
05:50
22
© Кудренко Владимир Константинович
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение