Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Сашкин трон

Огромная люстра концертного зала дворца трепетала всеми бусинками и сосульками хрусталя в предвкушении начала. В партере и на балконах, как волны теплого моря, текли и разливались по сидениям люди. Вот зал выдохнул, и в руках музыкантов взметнулись первые ноты гимнов, прославляющих Творца. Началось очередное собрание христиан, пришедших прославить  Иисуса Христа и поклониться Ему. Волнуясь, я встала в ожидании особого момента, но от счастливого начала меня отвлекли несколько инвалидов - колясочников, которых закатили в зал молодые парни.
 
- Откуда их так много? – размышляла я, но тут полилась музыка и песнопения, которые увлекли меня в поклонении и благодарении Бога.
 
Во время проповеди я искоса поглядывала на необычных прихожан. Мое внимание привлек маленький худой мальчишка с ершисто - белесыми волосами и небесно – голубыми глазами. Его ноги, похожие на ноги тряпичной куклы, безжизненно свисали по коляске. Я никогда так близко не сталкивалась с инвалидами на колясках и, поскольку я любопытна от природы, я снова и снова выхватывала его взглядом и проникала в глубины особой жизни особых людей.

На каждом собрании я видела, как парни закатывают и заносят коляски, ведь обычный зал не предназначен для удобств таких людей и, поэтому при них всегда были люди, которые  помогали. Но, тем не менее, колясочников в этой группе становилось все меньше. А мой вихрастый паренек с голубыми глазами по – прежнему всем сердцем поклонялся Богу. Я часто видела, как из его небесно – чистых глаз катились слезы, но это не были слезами горя, это были слезы счастья. Наконец, я не выдержала и спросила у знакомой, которая служила в «Группе порядка»:

- Кто это? Вон те, что на колясках?
- Да, это Сашка и ребята. Они из Дома Надежды, который церковь наша построила для ребят инвалидов.

С тех пор Сашка стал центром моего наблюдения не только на служениях в церкви, но и в социальных сетях. Мое предложение дружбы Сашка принял легко, хотя разница в возрасте на уровне мамы или даже старше.
 
Сашку знали все, он хотел дружить со всеми. Его сердце было настолько открытым, что порою я испытывала чувство стыда за его, казалось тогда,  ненормальную открытость, привязанность и настойчивость, граничащую с назойливостью, что объяснялось его интернатским воспитанием. Ведь взрослая тетя обязательно найдет всему объяснение, или оправдание, что сама до сих пор остаюсь закрытым человеком, воспитавшей закрытых к общению детей.

Вскоре, Сашкину историю знали все. Кто-то, жалеючи, по-матерински, гладил по голове, и совал в руку конфетку, а кто-то тащил Сашкину коляску на молодежные христианские мероприятия по крутым пандусам монументального дворцового крыльца с колоннами.  В Дом Надежды часто к ребятам наведывались гости, устраивая чаепития с различными вкусностями.
 
Когда епископ принял решение строить Дом Надежды со всеми удобствами для жизни инвалидов - колясочников, то обратился к нам, верующим, с тем, что это строительство дома положил ему на сердце Бог. Деньги собрали всей церковью. Но, когда построили, оказалось, что легче было собрать деньги на строительство, чем сдать и зарегистрировать постройку  по закону, соответствуя всем требованиям и положениям о комфортной среде для инвалидов. С Божьей помощью, двери Дома распахнулись вот для таких ребят, как Сашка.

Сашку жизнь не баловала. Еще при рождении от него отказались родители, и до четырех лет он находился в доме малютки, а затем, в детский дом–интернат для умственно отсталых детей. Там Сашка и прожил до своего совершеннолетия, но знаменательный день рождения Сашку совсем не радовал, наступал тот момент, когда Сашка должен превратиться из ребенка, пусть даже по статусу – умственно отсталого, в дедушку-инвалида. Ведь после совершеннолетия все дети  из сиротского интерната переводятся в психоневрологический интернат, где жизнь Сашки,затеряется среди ненужных никому бабушек и дедушек, сгинет под действием психотропных лекарств и душераздирающие вопли психически больных людей. Такая перспектива жизни для Сашки была верной смертью, он знал не понаслышке, что выжить в этих условиях просто невозможно. Единственное, что согревало его сердце – это зародившаяся надежда, подернутая легким покрывалом сомнения, о любви Божьей. Да и как не сомневаться, ведь ему не знакомо  чувство любви и заботы, только сердце упорно требовало той любви, о которой Сашка ничего не знал, но доверял своему сердцу, не тронутому еще житейской злой действительностью.

Однажды, когда Сашке еще было шестнадцать лет, в интернате случился радостный переполох, объявили о приезде артистов с концертом. Все пришло в движение, ребята готовились к встрече гостей, думали, во что нарядиться при скудном интернатском гардеробе: хотелось соответствовать празднику. И вот, к зданию подкатил большой автобус, издавая двигателем, как-то по особенному, фыркающие звуки. Открыв, приветливо двери, выпустил из себя огромную толпу молодых ребят, на лицах которых сияли добрые и счастливые улыбки. Ребята, кто как мог, прилип к стеклам окон. Сашке тоже хотелось смотреть, но  подоконник закрывал весь обзор, и он вглядывался в глаза ребят, пытаясь понять, что же они видят за стеклом. А тем временем, автобус поднял как крылья, дверные крышки багажного отделения, и приехавшие артисты дружно начали вытаскивать какие-то огромные коробки, сумки, инструменты, реквизиты. Это потом Сашка узнал, что в коробках лежали и сладкие пряники с конфетами, и игрушки, и книги, которые перевернули Сашке жизнь.
И вот счастливый миг настал. Концертная программа, игры, подарки, угощения перенесли Сашку в то место, где сердце начало отчаянно биться и кричать:
- Сашка, тебя любит Бог, ты дорог для Него, Он не смотрит на тебя, как на инвалида, ты – Его дитя, и у тебя есть Отец!

Ребята – артисты оказались из церкви, они приехали рассказать о Иисусе Христе и Его любви. Они приезжали снова и снова. Сашку одолевали сомнения, кто-то «подливал масла в огонь» и сомнения одолевали с еще большей силой, но сердце Сашки рвалось из груди навстречу любви. Ведь, впервые в жизни он узнал, что его любят. И от этого щемящего томления за грудиной, глубокой ночью Сашка запускал руку под подушку, доставал конфету,  бережно  обсасывая и растягивая удовольствие, проваливался в родительские объятия любви и блаженства. А утром сосед по кровати снова зло смеялся над Сашкой, что он, такой большой, и верит в сказки, а артисты – просто обманщики, которые хотят забрать у них донорские органы. Но Сашкино сердце не давало ему покоя. Жесткая борьба любви и страха, питающегося сомнениями, которыми с лихвой заваливали друзья по интернату, измучила Сашку и вопросы, возникающие в разуме, оставались без ответа:

- А что со мной дальше будет? – спрашивал себя Сашка, как бы прощаясь со своей жизнью.
А ребята из церкви снова и снова приезжали и общались с детьми инвалидами, даря им свою любовь, которая как родниковая вода омывала зачерствевшую душу Сашки.
- Саша, о чем ты мечтаешь? – спросил его бородатый барабанщик.
- О большой семье,- расплылся в счастливой улыбке Сашка. И как бы он был еще больше счастлив, если бы тогда знал, что небесный Папочка уже тогда начал о нем заботится и устраивать его путь. Вскоре Сашка оказался в психоневрологическом интернате для взрослых. Жил он там не долго, всего три недели, но это было местом, с родни ада. Сашка взывал к Богу, звонил ребятам, ставшими друзьями из церкви. Он кричал в трубку:

- Заберите меня отсюда, пожалуйста!

И в то время мог ли он предположить, что Бог даст ему приют в Доме Надежды. Что Небесный Папочка даст Сашке намного больше, чем он мечтал.

Очередное собрание в церкви, я смотрю на Сашку. Сколько благодарности в этом маленьком человечке на троне – коляске, сколько любви в огромном сердце, сколько добра в этих глазах цвета неба! Вот началась молитва за родителей, и я вижу, как Сашка беспомощно ерзает на своем троне, я понимаю, что он хочет встать на колени, но Бог видит его на коленях его сердца и, конечно, Он ответил на его молитву. Сашка теперь самый счастливый, его мама нашлась! И не только мама, но еще и сестра! Три самых незабываемых недели, проведенных с мамой, наполнены были сыновней любовью и всепрощением, ведь для Бога нет ничего не возможного. Мама одарила Сашку вниманием и любовью, той нежностью, которую Сашка возможно никогда бы не узнал, не поверив в Спасителя, который приготовил так же и сердце матери, нашедшей слова утешения и ободрения в Сашкину жизнь. Ни что не могло сравниться с теми встречами, когда приезжала мама к Сашке. Как бережно хранятся те редкие фото, из семейного альбома, омытые не раз слезами радости чистых Сашкиных глаз. 
Прошли года…И как-то опять все привыкли, что в церкви колясочников вдруг не стало. Но, я особо не беспокоилась, потому что Сашка – мой друг по соцсетям, и я знала, что Сашка со своей компанией колясочников перебрался по ближе к солнышку и морю – в Краснодар. Несмотря на те же ватные ноги, свисающие с коляски, Сашка приобрел соответствующий возраста баритон в голосе и мудрость. В рассуждениях Сашки были слышны все громче и громче те самые нотки любви, о которой ему когда то рассказывал бородатый барабанщик. Знаете, когда смотришь на Сашкины фотографии с его странички в соцсетях, то видишь абсолютно счастливого человека. Вот он  удовольствием валяется на лужайке в траве или, вот он опустил ноги с коляски в море, а здесь – он пытается подтянуться на турнике. Здесь  он сидит на диване, где кто-то близкий заботливо положил ему ногу на ногу, для придания важности, и все эти фотографии говорят об одном – он познал великую ценность жизни!
Мы никогда не благодарим Бога за возможность ходить, дышать, видеть и слышать, нюхать цветы, трогать руками то, что хочется. Мы можем идти босиком, щекоча травой пятки, а можем вытоптать сапожищами клумбу с цветами. Можем ходить по лужам, но ворчим на дождь или власти, можем цокать каблуками, можем кататься с горки, купаться, прыгать, но…не ценим, не задумываемся. Жизнь Сашки многим дает возможность переосмыслить свое отношение. Мы постоянно жалуемся, проявляя завидное недовольство и чрезмерное бурчание. Но, что может чувствовать беспомощный ребенок, оставленный родителями, как может найти любовь среди персонала интерната, будучи неполноценным физически и по статусу умственно отсталым? Нет, в моей голове это уложиться не может!

- Привет, Сашка! – пишу ему сообщение – Как твои дела?
Сашка, нескрываемо, обрадован вниманием, окошечко онлайн светится его лучезарной улыбкой. Вижу на мониторе компьютера, как он строчит мне ответ. Я знаю, он не напишет, как боится выйти на улицу, потому что один не справится, что будет осмеян кем то, а кто-то в след крикнет обидные слова. Он напишет мне Божьей рукой, что Бог меня очень сильно любит, что я Его возлюбленное дитя. А знаете почему? Потому что он сам знает, что он – дитя Божье, а совсем не инвалид. 
- Если я дитя Божье, а мой Отец Царь царей, то коляска – мой трон!- заявляет с гордостью Сашка.
Я просто восхищаюсь, молодец Сашка. И так становится стыдно, что вчера я была не довольна тем, что затеяли ремонт дороги и теперь так далеко надо обходить.
- Сашка, а что так долго не отвечал? Где был?
- Я с детьми подружился во дворе. Сначала они меня разглядывали и опасались. А потом я решился к ним подкатиться. Познакомились. Они расспрашивали меня обо всем. Я разрешил им меня покатать!
Я снова и снова размышляю над тем, что смогла бы я, будучи на ногах, но постоянно думая, что же обо мне подумают люди. А вдруг оскорбят или посмеются? Как я это переживу?

Через неделю снова пишу:

- Саша, как твои дела?
- Сегодня я снова гулял с детьми. Вернее не гулял, а катал их на своей Тойота Камри.
- На Тойоте? Как это, Саша?
- Ребята так назвали мою коляску, выстраиваясь в очередь покатать меня. А я им рассказывал на личном примере о любви Божьей, что они не одиноки в этой жизни, что у них есть Отец, который позаботится и защитит. Я прекрасно провел время и делился своей радостью. Знаете, оказывается так много одиноких детей, не знающих любви. Мне всех их хочется обнять, а они с удовольствием прижимались ко мне. Ведь детям ничего не нужно кроме любви. А потом стемнело, и я покатился на своей «Тойоте» их провожать до дома. Только вот когда остался один в темноте улицы, вдруг на миг стало страшно. Смогу ли я самостоятельно добраться до дома? Конечно, это меня расстроило и пугало одновременно, но ко мне пришла хорошая мысль – помолиться. Помолился и благополучно добрался, прославляя Бога, до дома.
- Сашка, я восхищаюсь твоим мужеством! Ты – молодец!

На самом деле, я не это хотела написать. Я смотрела внутрь себя и пыталась увидеть ту внутреннюю силу. Ту, которая ставит Сашку на невидимые ноги, укрепляя силой Духа, препоясывая его Словом Божьим, защищая щитом веры, чтобы угашать летящие стрелы зла и ведет его по жизни, вопреки всем жизненным обстоятельствам, найдя силы дарить - тепло и заботу, нежность и любовь людям, утратившим последнюю надежду. Глядя на Сашку, я часто задаю вопрос, тот ли считается инвалидом, кто сидит на Троне Отца? А тот ли  считается здоровым и счастливым, кто надевает одежду самоправедности, прикрывая лицо видимым благополучием и надуманным счастьем, которое лопнет как мыльный пузырь при малейшем дуновении ветра проблем.

- Сашка, как мама? – спрашиваю я в очередной раз.
- Все хорошо. Сегодня долго общался с ней, видео включал, показал ей, как сам стряпал шанежки. Мама похвалила, сказала, что у меня получились вкусней.

Просматриваю в ленте очередной пост Сашки. Вот он счастливый, ликующий от переполняющей радости демонстрирует новые кроссовки на своих ногах. И надпись:
«Течет радость у меня рекой! Это значит – предназначено судьбой!»
Да и как же может быть иначе у человека, сидящем на Троне?

«Многие ищут благосклонного лица правителя, но судьба человека — от Господа.»
Притчи Соломона 29:26;(Библия).

Нравится
20:20
28
© Андреева Светлана
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение