Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Киты на Горизонте

Киты на Горизонте

Антон Апрелков

Киты на горизонте

***
   Мальчик стоял у самой кромки воды. Ленивые волны неторопливо накатывались на гальку, выбрасывая на берег коричневые водоросли и хлопья грязной пены. Ветер причудливо смешивал соленый морской воздух и запах тундрового багульника. От него немного кружилась голова, и во рту появлялся призрачный привкус спелой морошки. Откуда-то издалека доносился гомон встревоженных чаек. Он эхом отражался от отвесных скал бухты, и исчезал в просторах тундры, гонимый потоками полярного бриза. Первый фонтан показался почти на линии горизонта. Затем второй и третий уже немного ближе к берегу. Струи студеной соленой воды с шумом вырывались из чрев морских исполинов, озаряя пространство вокруг мириадой ярких, как искры на ветру брызг, играющих в свете холодного северного Солнца. Черные гладкие тела гигантов то появлялись на поверхности, то скрывались в пучине, размеренно покачиваясь на волнах. Все ближе и ближе, они с ревом выпускали в прозрачный воздух радужные сполохи фонтанов. Мальчик, не моргая вглядывался в ослепительную, сверкающую даль. Глаза его слезились не то от яркого Солнца, не то от напряжения, не то от чувств, бивших из глубин души таким же ослепительным фонтаном. Не было ничего прекраснее, чем наблюдать за этими удивительными причудами природы, осознавать себя причастным к истинному великолепию гармонии суши, моря и низкого арктического неба. В памяти всплывали древние легенды о китах и людях, которые вечерами, сидя в теплом пологе рассказывала бабушка Эйнэ. Легенда о Нау и Рэу гласила о том, что любовь кита и человека породила весь человеческий род, населяющий эти края... края, где легкие вельботы уходят навстречу утреннему солнцу, а люди с благодарностью принимают все, что дает им тундра и океан. Когда киты скрылись за горизонтом, Итхай медленно поднялся по склону сопки, поросшей редким стлаником, и направился к родной яранге. И не было на Земле никого счастливее, чем этот маленький человек, семенящий босыми ногами по упругим кочкам, усыпанным темно-синими самоцветами ягод пока еще водянистой шикши.

***

- Иван Токович, вы дома? Дверь была открыта! - Ольга прошла по коридору в кухню, и щелкнула выключателем. - Иван Токович, я принесла вам гостинцы! - в ответ была тишина. В квартире пахло сыростью, затхлостью, и застоявшимся запахом алкоголя. Ольга, шелестя пакетами, проследовала в единственную комнату, задернутую глухими шторами. Старик лежал на полу, положив локоть под голову.
- Иван Токович, ну как же так?! Разве так можно?! - девушка опустилась к спящему старику, и попыталась его растолкать. - Вставайте, давайте я помогу вам перелечь на диван... - от старика резко пахло алкоголем и "сердечными" каплями. Мужчина зашевелился, и что-то невнятно бормоча, поднял голову.
- Ольга... который час? - заплетающимся языком хрипло произнес он.
- Без четверти одиннадцать. Вы вчера снова пили? - Ольга с укоризной посмотрела на пожилого человека.
- Так получилось... я должен был закончить работу. Эти голоса... они становятся невыносимыми... - ответил старик, видимо понимая, что лгать, отрицая выпитую бутылку водки накануне, было бы, по меньшей мере, глупо. Он встал с пола, и покачиваясь из стороны в сторону сел на диван, обхватив голову руками.
- Это никуда не годится... - Ольга наполнила водой стакан из стеклянного графина, стоящего на столе, и подала Ивану Токовичу. Трясущимися руками, старик поднес стакан к сухим губам, и разом его осушил. - Пойдемте на кухню, я приготовлю вам чай. - сказала девушка, и не дожидаясь ответа, скрылась в коридоре.
   Эмалированный чайник клокотал на плите, извергая из узкого "носика" струйку белого пара. На свежевымытых тарелках лежали аккуратно нарезанные фрукты, а в широкой стеклянной вазе было заботливо разложено овсяное печенье. Иван Токович сидел за столом умытый, чисто выбритый и благоухающий одеколоном "Шипр".
- Олечка, скажите, зачем вы так со мной возитесь? - устало произнес он, отхлебывая из большой алюминиевой кружки крепкий, ароматный чай.
- Работа такая у волонтера. - Ольга улыбнулась, и пододвинула старику вазу с печеньем.
- До вас, дорогая моя, были и другие... но такой заботы, как ваша я никогда не испытывал... - сказал старик, хрустя во рту кусочком рафинада.
- Просто, вы особенный, Иван Токович. Вы не такой как все люди, с которыми мне довелось общаться. Да и помогли вы мне так... что я вам обязана до конца дней своих... - ответила девушка.
- Поверьте, ваш "конец" наступит еще очень не скоро. Это я вам говорю как человек, который... - он замолчал, и опустил глаза в стол.
- У меня к вам будет небольшая просьба, Иван Токович. - начала Ольга, заполнив нелепую паузу. - Завтра ко мне приезжает мой друг, журналист из Новосибирска. Он очень просил меня об интервью. Я понимаю, как вы относитесь к этому, но я очень вас прошу...
- Для вас, Оля, я сделаю исключение. - старик поставил кружку на стол, и добавил - Я согласен. Надеюсь, он хороший человек...
- Он приедет не один... - Ольга сделала небольшую паузу. - Его дочка... у нее серьезная болезнь... это небедный человек, и сможет отблагодарить вас.
- Вы же знаете мое отношение к деньгам. Мне достаточно моей пенсии. А с Виктором, последнее время, у меня не складываются отношения... он стал совсем чужим... Но деньги лишними не бывают.
- Он звонил?
- Звонил... просил денег на "развитие бизнеса". Но вы же понимаете, что меня обмануть нельзя... Он попал в очень нелепую ситуацию. И пока я ему отказал. Вы не подумайте, мне для сына ничего не жалко... но не сейчас...
- Конечно же, я понимаю. - Ольга поставила пустую кружку в раковину. - Спасибо вам, Иван Токович. Мне нужно идти. Работы много. Завтра после обеда мы можем зайти к вам?
- Я буду ждать.
   Вечерние сумерки за окном рассекали фары проезжающих по улице автомобилей. Ветер шелестел в кронах тополей, легким сквознячком проникая в приоткрытую форточку. Старик сидел за ноутбуком. Синеватый свет дисплея отражался в линзах его очков, а пальцы рук, деформированные артритом, выстукивали по клавишам прерывистые дроби. На пиктограмме, обозначающей новое сообщение, загорелась зеленая "иконка". Щелчком компьютерной мыши старик открыл послание. На экране появилась фотография женской ладони. Иван поправил очки, и прильнув к монитору почти вплотную, начал всматриваться в хитрое переплетение линий руки. В этот момент в его голове зазвучали тысячи голосов. Мужские, женские, детские - они сливались в безумную какофонию, которая сводила с ума. Старик залпом выпил стакан водки, поморщился, медленно выдохнул, и закрыв глаза, некоторое время сидел не шевелясь. За тем он достал из потрепанной пачки папиросу.  Ярко вспыхнула спичка, и густой дым сизыми облаками повис в комнате. Погасив окурок, Иван еще раз взглянул на фото ладони, и снова застрекотала клавиатура под натиском "артритных" пальцев. Закончив печатать, старик допил остатки водки из бутылки, и шатаясь от хмеля направился к своей постели.

***

   Кнопка дверного звонка отреагировала на прикосновение веселым "свистом", похожим на птичье пение. За потертой дверью послышались глухие шаги, щелкнул засов, и в проеме появился хозяин.
- Прошу вас, проходите! - старик улыбнулся, и жестом пригласил гостей в дом.
- Иван Токович, это Константин, мой друг. - представила Ольга молодого человека в сером костюме.
- Очень приятно, Иван Токович. - Константин протянул хозяину руку.
- Взаимно, коллега. Ведь вы же журналист? - старик посмотрел на гостя из-под спущенных на нос очков.
- Да, а вы...
- Я посвятил работе в редакции почти сорок лет жизни. - перебил его Иван, многозначительно надвинув на переносицу тонкую оправу. По интонации Ивана, Ольга поняла, что старик уже "немного навеселе", но, не подав виду, протянула ему цветную коробку с тортом "Наполеон".
- Я поставлю чайник, жду вас на кухне. - сказал хозяин и скрылся за стеной.
- Это и есть твой "шаман"? - Константин искоса посмотрел на Ольгу. - Пьющий дед в заштопанной рубашке...
- Костя, ты сейчас сам все увидишь, не делай поспешных выводов. - Ольга подтолкнула молодого человека в направлении кухни.

   Кухня была чисто прибрана. На столе лежала чистая скатерть, и стояли три чашки в изящных блюдцах. Хозяин разлил по кружкам чай, и пригласил гостей к столу.
- Позволите? - спросил Константин, доставая из кармана пиджака диктофон.
- Да, разумеется. Как поменялся Мир... Когда-то мы делали заметки в блокноте, а теперь... техника... - улыбнулся старик, и поправил под собой табурет.
- У вас очень интересное отчество... "Токович"... - начал Константин, положив рекордер на стол.
- Я с Чукотки. Моего отца звали Токо.  В те времена было принято в паспорте указывать русскую интерпретацию чукотского имени, но мой отец наотрез отказался стать "Толей", и паспортистке пришлось вписать в красную книжицу его настоящее имя. Я ведь тоже не всегда был "Иваном". - старик тяжело вздохнул. - При рождении меня назвали Итхай. Итхай Токович Вулькынэ. Но время, понимаете ли, было такое...
- Как интересно...
- В детстве я часто выходил с отцом на китовую охоту. Мы жили в одном из национальных поселений на берегу Берингова пролива. Очень давно наш поселок ликвидировали, как и множество других, но тогда там кипела жизнь... Когда отец пропал в море, меня определили в Анадырскую школу-интернат, по окончании которой, я поступил на "журфак" Ленинградского Института Народов Севера, воспользовавшись квотой. Далее, все как у всех - учеба, общежитие, диплом, распределение в Магадан. Там я долгие годы работал в периодическом издании. Затем, развал "Союза", дефицит, безденежье...
- Это все очень интересно, безусловно... но, не могли бы вы уже поведать о том, как стали... как бы это сказать...
- Как я стал видеть больше, чем другие? - старик улыбнулся.
- Да, я это и имел в виду. Я, если честно...
- Вы не верите. Я это знаю. - перебил его Итхай.
- Мне бы очень хотелось верить... Ольга рассказала мне поистине удивительные вещи... что например, вы можете лечить, видите будущее и прошлое, что вы даже знаете, когда человек... эммм...
- Умрет?
- Да...
- Не стесняйтесь в выражениях. Все нужно называть своими именами. - старик добавил в кружку заварки, и продолжил: - Есть жизнь, есть смерть, и то и другое неизбежно. И про будущее я вам отвечу вот что - будущее в ваших руках. Я могу вам рассказать только возможные варианты развития событий, но любой поступок может полностью изменить вашу судьбу. Редко бывает, когда ничего изменить нельзя... но, все же бывает...
- То есть, вы заявляете, - с иронией продолжал Константин - что сейчас разговаривая со мной, вы знаете когда мне суждено... уйти?
- Пока нет. Дайте свою руку. - спокойно ответил старик.
Константин протянул через весь стол руку, и положил на скатерть ладонь перед Итхаем. Старик коротко посмотрел на линии руки, и закрыл глаза. Затем он поднялся со стула, открыл сервант, достал бутылку водки и сделал несколько больших глотков "с горла". Немного постояв с бутылкой в руке, Итхай еще раз "приложился" к горлышку, достал папиросу и затянулся.
- Вы друг мой, - начал хозяин, выдыхая дым - Жили без родителей. Вас воспитала бабушка. Она умерла десять лет назад. Бабушка носила платье в синюю полоску, и пользовалась цветочными духами, от которых вы постоянно чихали. В школе вы часто дрались, пытаясь таким образом подавить дефицит внимания. А еще вы боялись бабушкиного кота... в раннем детстве. Один раз вы даже провели всю ночь в мокрой постели, боясь пройти до уборной... Женились вы не по любви... мм... Ваша дочь... она больна. У нее обширная опухоль мозга. – Итхай, уже изрядно пошатываясь от выпитого, сквозь щелки глаз посмотрел на Константина.  Журналист сидел не моргая, с мертвенно-бледным лицом. Руки его тряслись, а на лбу выступила испарина.
- Это просто невозможно... я отказываюсь в это верить... Ольга могла рассказать вам и про бывшую жену, и про дочку... но откуда вам известно про... кота... и про мою аллергию на бабушкин парфюм...? – голос Константина нервно дрожал.
- Ваша бабушка и рассказала! - Итхай улыбнулся, достал стакан, наполнил его до половины водкой, и поставил перед молодым человеком. - Выпейте, не нужно стесняться. Костя опрокинул содержимое стакана в рот, даже не почувствовав вкуса. На какое-то время квартира погрузилась в тишину. Все молчали. Молчал и Итхай, изредка нарушая безмолвие звуком выдыхаемого папиросного дыма.
- Как давно вы обнаружили в себе эти... способности? - решился продолжить разговор Константин, поправив диктофон.
- Двадцать один год назад. Когда умер. Мое сердце не билось почти четыре минуты. Я не буду утомлять вас подробностями, это был несчастный случай...
- Поразительно... как это происходит? Вы "читаете" линии на ладони? Вы хиромант?
- Я ничего не смыслю в линиях на ладони и в хиромантии. - ответил старик. - Раскрытая ладонь для меня - это "окно" в человека. Мне даже не обязательно этого человека видеть. Я иногда помогаю людям через социальную сеть - мне достаточно фотографии... А дальше, в дело вступают "Они"... - Итхай снова прильнул к горлышку бутылки.
- "Они" это кто? - Константин уже говорил уверено, даже цвет его лица стал естественным.
- "Они" - это голоса людей, которых уже нет на земле. Но тут есть одна проблема - этих голосов бывает слишком много... они наперебой что-то шепчут, что-то пытаются сказать... Чтобы сконцентрироваться, и не сойти с ума, мне нужен алкоголь. Много алкоголя...
- Но это же просто пытка - знать дату собственной смерти. Ведь вы же наверняка ее знаете...
- Нет. Не знаю... Не хочу знать! Одно я знаю... не за горами и мой "конец"... у меня последняя стадия цирроза печени. Медицина здесь уже бессильна. А виной всему... - старик потряс перед своим лицом бутылкой с остатками напитка. - Извините меня, пожалуйста, я очень устал. Мне нужно поспать... возраст, знаете ли... Я жду вас завтра у себя с дочкой. Постараюсь что-нибудь сделать...

***

- Оля, не нужно больше приносить мне еду. Я прошу тебя... - Итхай с трудом ворочал языком. Он был сильно пьян.
- Иван Токович! Зачем же вы так? Уже месяц я не вижу вас трезвым... - Ольга взяла старика за холодную морщинистую руку.
- В чем виноват этот ребенок?! Почему я не могу ему помочь?! - в глазах старика блестели слезы.
- Мы обратились в фонд помощи для онкологических больных, наш призыв транслируется по радио и телевидению. Мы обязательно соберем нужную сумму.
- Не соберете! Я знаю! Я это точно знаю! - старик почти кричал, всхлипывая и утирая слезы.
- Иван Токович, милый... нужно надеяться на лучшее...
- Надеяться... - Итхай закрыл лицо руками.
- Я зайду в пятницу после работы. Мне нужно идти. Не падайте духом. Все будет хорошо... - Ольга взяла сумочку, и скрылась за дверью.

***

Пятничный вечер выдался на редкость теплым для поздней осени. Ольга на каблучках порхала по бульвару в приподнятом настроении. Иного и быть не могло! Ведь вчера вечером какой-то анонимный меценат пречислил в фонд очень приличную сумму, которую хватит и на операцию в Москве, и даже на курс реабилитации. "А вы переживали, Иван Токович, я же говорила, что соберем деньги!" - улыбаясь, размышляла Ольга, сворачивая в знакомый переулок. Она влетела по ступенькам в парадную, и нажала клавишу дверного звонка.
- Кто там? - послышался за дверью незнакомый женский голос. Дверь отворилась, и в проеме показалась фигура женщины в желтом халате.
- А... где Иван Токович? - Ольга растеряно смотрела на незнакомого человека.
- Он здесь больше не живет. - от этих слов у девушки замерло сердце. - Мы вчера заехали. Нам продал квартиру один чудной дед. Видимо, очень деньги нужны были, раз так дешево продал.
- По… по… почему чудной?
- Никаких вещей не забрал, попросил купить билет до Чукотки. Уэлькаль, кажется... да, точно Уэлькаль. А вы Ольга?
- Ольга...
- Подождите минуточку... - женщина в халате нырнула в темноту квартиры, и через несколько секунд снова появилась, держа в руках конверт. - Это вам. Бывший хозяин просил передать.
Ольга медленно шла по бульвару. Мимо проносились машины, смеялись дети, прогуливались пожилые пары. Город жил своей обычной жизнью. Девушка открыла конверт, и достала аккуратно сложенный тетрадный лист. На белом полотне линованной бумаги, аккуратным почерком были выведены четыре слова: "БУДУЩЕЕ В НАШИХ РУКАХ!"

***

- Папа, кто это плывет? - девочка дернула за рукав отца, и восторженно открыв рот, указала в направлении горизонта.
- Киты, доченька. Потерпи немного, они скоро подплывут поближе! - мужчина взял ребенка на руки, и посадил себе на плечи. 
Совсем скоро бухту наполнили радужные сполохи китовых фонтанов. Брызги играли на Солнце тысячами оттенков, с шумом падая на поверхность. Соленый ветер с океана трепал короткие волосы кареглазой девчонки, то и дело, оголяя шрам на левом виске. Чайки с криком проносились над головой  в направлении большой отвесной скалы, основанием уходящей в море. Пахло океаном, тундрой и спелой морошкой...

То ли дым на горизонте,
Толи гейзер, то ли кит.
Вот фонтан его на солнце
Все отчетливей кипит.

Ближе, ближе из тумана
Вырастает как земля
Черный остов великана...
Бок живого корабля.

Но на линии отлива
Выгнувшись по всей длине
Кит махнет хвостом лениво,
И исчезнет в глубине...

Чукотский поэт М. Вальгиргин, 1963г.

Нравится
16:45
75
© Антон Апрелков
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
13:18
+2
Прям как там побывала… Словно лично с дедом чудным этим познакомилась… Так хорошо всё передано… Переносишься мгновенно в ту реальность… И тема произведения мне очень близка и нравится… И атмосфера, и Дух, и душевность, и смысл произведения bravo bravo bravo inlove cvetvoin Антошка, ты Молодчина!!! Очень нравится как и о чём ты пишешь… Очень рада, что и другие имеют возможность прочитать и пережить написанное тобой… и поразмышлять… Нравится и стиль написания thumbsup своеобразная недосказанность… неясность.., которая при дальнейшем чтении обретает целостность и полноту… Спасибо!!!
20:56
+2
Спасибо большое) Стараюсь) Просто хотелось донести до читателя что судьба человека не определена, и никем не прописана. Даже если кажется, что выхода нет, всегда можно все изменить… БУДУЩЕЕ В НАШИХ РУКАХ...))))

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение