Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Я ВРАЧ И ЗНАЮ, ЧТО ТАКОЕ ВИРУСЫ

Я ВРАЧ И ЗНАЮ, ЧТО ТАКОЕ ВИРУСЫ

Я ВРАЧ И ЗНАЮ, ЧТО ТАКОЕ ВИРУСЫ Говорит священник Алексей Тимаков, настоятель храма свт. Николая при Центре борьбы с туберкулезом (ЦБТ), настоятель храма свт. Николая на Преображенском кладбище: — В нашем храме свт. Николая при Центре Борьбы с Туберкулезом Литургия, как правило, служится дважды — среди недели и в воскресенье. Приходят и пациенты, и бывшие больные, для которых храм стал родным, и медсестры. Обычно я исповедую по окончанию Богослужения, а потом все, кто желает — причащаются. Я не спрашиваю у людей справки, не интересуюсь, какая у них форма заболевания, — все подходят к Чаше по очереди, в которую выстраиваются сами. На службе на этой неделе было человек 12 — 6 пациентов и 6 постоянных прихожан. Двое пациентов причащались впервые. Так бывает, человек заболеет и начинает по-другому относиться к жизни, к своему стоянию перед Богом. После того, как верующие подойдут к кресту, я в алтаре потребляю все, что остается в Чаше. Иногда меня вызывают в реанимацию. Опять-таки, какая у человека, нуждающегося в причастии, форма туберкулеза: открытая или закрытая, меня не интересует. Я иду к нему с походной Чашей. Если в ней осталось содержимое, я приношу в алтарь и — тоже все потребляю. И когда иду причащать детей, не интересуюсь формой заболевания. Я по светской профессии — врач, окончил медицинский институт, проработал 18 лет на скорой помощи реаниматологом. И хорошо понимаю, что такое вирусные и инфекционные заболевания и как они передаются. И, если бы через Святые Дары можно было бы заразиться, то я бы уже точно заразился, да не только я. Представьте себе, сколько людей приходит на Богослужение в храм в спальном районе? Скажем, в 70-80-е годы, когда храмов было немного, они заполнялись до отказа. В те времена мой отец служил в храме святителя Николая в Кузнецах, там Великим постом было до 1500 причастников. Представляете, стоят два-три священника с Чашами, на каждого примерно по 450–550 прихожан. А потом все, что осталось, потребляют дьяконы и священники. А уж сколько народу приходит на патриаршие службы! Думаю, среди этого множества людей, пришедших в храм, немало тех, кто болен какой-либо инфекцией, и причащается! А потом священники и дьяконы, не смущаясь, потребляют все, и я не помню, чтобы кто-то заболел. Для меня это как раз доказательство того, что там, в Чаше — Тело и Кровь Христовы. Литургия, пусть и в чем-то меняясь со временем, установилась 1700 лет назад святителями Василием Великим и Иоанном Златоустом. Вот уж 1700 лет священники причащают народ в любую невзгоду, в любую болезнь. Если бы инфекции передавались через Чашу, священники просто под воздействием инфекции исчезли, как биологический вид. В СИЗО ПРИЧАЩАЮТ ВСЕХ, НЕ СПРАШИВАЯ ДИАГНОЗА Говорит протоиерей Сергий Киселев, старший священник СИЗО-1 УФСИН России по городу Москва: — 25 лет тому назад я вошел в мир тюремного служения, а точнее, в следственный изолятор №1, который в народе называют «Матросская Тишина». Это была середина 90-х годов, когда изолятор был переполнен, и буквально на одном квадратном метре стояло четыре человека. «Матросская Тишина» — единственный следственный изолятор Москвы, в котором есть больница, которая принимает заключенных с разными видами тяжелых заболеваний, в том числе — с открытой формой туберкулеза. Это сотни людей. В начале нулевых мы построили в СИЗО домовый храм в честь Воздвижения Креста Господня, где еженедельно совершаются Богослужения. Сюда мы приводим желающих прикоснуться к Таинствам Церкви. Если люди по разным причинам не имеют возможности посетить храм, но хотят участвовать в Таинствах, священник идет в камеру или отдельно отведенное место и там исповедует, причащает. Мы причащаем всех желающих независимо от их болезней. Все духовенство совершает свое служение по одному принципу: «По вере вашей да будет вам!» (Мф. 9:29). И могу сказать, что ни разу ни у священнослужителей, ни среди добровольцев не возникало последствий от соприкосновения с людьми, имеющими заболевания. На Божественной Литургии мы всех причащаем из одной Чаши со Святыми Дарами одной лжицей, а потом эти Дары потребляем. То же самое происходит, когда мы с запасными Дарами идем в больничные камеры к тем, кто не может прийти в храм. После этого так же потребляем Святые Дары. Мы верим, что Святое Причастие никогда не передает ничего, кроме Благодати Божией. У меня 7 детей, 10 внуков, и четверть века я несу послушание тюремного служения. И таких среди нашего тюремного духовенства много. В то же время, нужно отметить, что не каждый священнослужитель может выдержать нагрузку этого непростого служения, поэтому возникали случаи, когда некоторые не смогли его продолжить. В заключение хочется сказать, что данное служение держится и осуществляется только с твердой верой.

Нравится
06:55
43
© Мария Маркус
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
09:23
Странно только, что во всех цивилизованных странах священники закрывают на время карантина храмы для богослужений, переходят на интернет. А вот у нас умудряются даже устраивать многотысячные ходы от коронавируса. Неужели история ничему не учит?
www.currenttime.tv/a/sacrament-icons-covid-19/30484531.html
13:18
а может быть, это своего рода вакцина — малые толики всех болезней, для приспособления организма ко всем напастям и болезням.
13:51
Всё может быть… Вот только цена такого медицинского эксперимента слишком велика, ибо в храм ходят старики, немощные, больные, ослабленные. «Умные» священнослужители должны думать прежде всего о благе своих прихожан. Кстати, во время эпидемий мор среди священнослужителей тоже достаточно велик.
15:04
+1
Я говорю, о тексте… это так было. Сейчас в данной ситуации, конечно, группам риска нельзя рисковать.

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение