Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дождь без посредников

 

Да, интересный роман! Но как хочется тех булочек со сгущёнкой, что были вчера в хлебном отделе супермаркета. Ой, а что там за окном? Дождь собирается? Надо быстрее сбегать, пока не пошёл. Хорошо, что уже тепло и не надо надевать кучу одёжек. Ладно, зонтик возьму – дождик уже срывается. Ага, и гром гремит. Ладно. Быстренько туда и обратно и снова читать, и кушать вкуснятинку.

Дверь захлопнулась. Дождь усилился. Отступать она не привыкла. Тут всего-то вверх по улице пробежаться.

Надо же, дождь пустился. Он остановил велосипед. Не беда, тут всего-то достать из багажника какую-то ерунду, так, так, так.  Что за неурядицы? Дождь хлещет, как  назло, пальцы соскальзывают с мокрой поверхности  багажника, да еще кто-то идёт. Уф, наверное, я довольно глупо выгляжу.

– Простите, вы не могли бы…- но о чем просить? Вот я… и спрашивать-то не о чем. Над ним остановился зонтик. Как хорошо, дождь не льет за ворот рубашки.

– Вам помочь? – мелодично пропел зонтик.

– Да, да… - неуверенно произнес он. Ой, как стыдно останавливать человека, да еще когда не знаешь зачем. Как неловко, надо спасать положение. Он виновато поднял глаза и сердце гулко ударило раз, два, три… На него смотрела она и ему вдруг стало тепло. Мысли спутались.

– А-а… давайте я подержу зонтик, - и он неловко взялся за ручку зонта как раз в том месте, где была ее рука. Ударило током. А может это молния проскочила между их ладонями? Стыдно. Я, что, совсем превратился в идиота? Но она стояла и недоуменно глядела на него, слегка улыбаясь, и будто чего-то ждала. Но чего? Она должно быть этого и сама не знала. Уголки ее рта чуть приподнимались вверх. Какая редкость, восхитился он и как профессиональный художник, мгновенно оценил красоту изгиба верхней губы дополненной чуть капризной припухлостью нижней и эти слегка вздернутые вверх уголки. Мольберт… кисть…На него смотрели глаза… Но что за смесь серого и голубого. Их яркая глубина проникала до самого  сердца, и оно застучало громко и часто, мешая дышать. Хорошо, что гром гремит, не то она услышала бы этот стук. Ливень хлынул, швыряя горсти града.

– Ой, вам за ворот!.. – и она невольно ступила ближе к нему. Я ведь совсем его не знаю, что я делаю и почему? Как жарко стало… Ах, да, лето ведь, да и ливень теплый… А у него светлые волнистые волосы и ничего, что намокли, не то были бы совсем неотразимы… И он так неловок, уцепился за мою руку и что-то говорит…

– Какие пустяки… А вот вам из-за меня на спину льет, - и он тоже качнулся ей навстречу и вскинул руку, пытаясь закрыть ее от потоков воды, стекающих с зонта, но  неожиданно для себя самого  почти резким движением привлёк девушку к себе. Что это я, совсем обнаглел? А вдруг она сейчас рассердится и уйдет, и я ее потеряю?..

Что это я? Куда я шла? А дождь? Ах да! Булочки… Но если я уйду, он совсем промокнет… Что делать? Как  хорошо, что льет так – это извиняет мое неловкое положение, и ведь это он попросил, чтобы я задержалась… Да, да – он, не я же вдруг взяла и остановилась возле  незнакомца… Она опустила глаза, но задохнувшись от накатившей горячей волны, снова вскинула ресницы и взглянула на него. Что это? Магнит? Что он так смотрит? Виновато? Испуганно? Нет, чего ему меня бояться? Я не монстр. Но это страх, точно. Не понимаю… Почему страх?.. Дождевая капелька сбежала со лба и слезинкой задрожала на ее ресницах.

Слезинка? Я что, чем-то ее напугал? Но ведь мы просто спасаемся от ливня и града… Я нахал – это она меня спасает. Как хорошо было бы коснуться вот этого уголка ее губ, который так нежно приподнят… Взгляд, я не могу отвести взгляд. Гром? Молния? Ливень? Град? Как хорошо, что все это так вместе гремит и льет.

Молния ударила совсем близко и она в испуге прижалась к нему и он сильнее, защищая от разгулявшейся стихии, обнял ее. Какое счастье – ее лицо так близко.

– Ой…я, - но что сказать? Жарко и щеки горят… А он так странно смотрит и молчит.

–Вам не холодно? – сбиваясь на шепот, спросил он. Как близко ее губы. Она что-то сказала? Ее дыхание. Кажется, голова кружится и темно в глазах, звезды. Но откуда звезды? Он слышал от кого-то, что когда человек теряет сознание, то перед глазами плывут звезды. Как глупо, не хватало еще рухнуть в эти потоки воды и уронить девушку.

– Не холодно… - скорее выдохнула, чем произнесла она и почувствовала нежное прикосновение его мягких горячих губ на своей щеке у самого уголка рта. Ее свободная рука скользнула ему на плечо, потом за шею. Какой хороший дождь, как стало тихо, нет ничего: ни грома, ни молнии, ни ливня. Только тишина…

– Простите…я…кажется, дождь закончился, - задыхаясь проговорил он.

Ну вот и все - испугалась она, - все закончилось. А я что, думала, что это будет вечно: дождь, ливень, град, гром и молния? Но я не хочу уходить от него. Она испуганно взглянула на него.

– Я вас обидел?

– Нет, - едва слышно промолвила она и поняла, почему у него в глазах был страх: он тоже боялся, что она уйдет и все растает, как те градинки на газоне, затерявшиеся в траве.

– Я не знаю, куда вы шли…ну до…до дождя, но давайте я вас подвезу, велосипед не бог весть какой транспорт, но, все таки, а то ведь лужи, как вам по ним в босоножках? А зонтик мы можем закрыть…

– А…пожалуй, вы правы, - и она улыбнулась, как умела улыбаться только она, одними уголками рта. И от ее улыбки как по волшебству  его глаза засветились радостью. Он помог ей устроиться перед собой на велосипеде и они покатили вниз прямо по лужам, а потом свернули направо и поехали по той длинной улице, что пересекает весь город… Ее локоны временами касались его щеки и он жадно вдыхал аромат ее волос. И чем ближе они подъезжали к кольцевой дороге, тем быстрее тучи освобождали небосвод. А за городом их ждало солнце.

– Ой, а здесь и дождя-то не было! – весело воскликнула она.

Шины зашуршали по обочине и остановились.

– Одну минуточку. – Он легко сбежал с откоса и возвратился с охапкой цветов. – Это вам, за спасение несчастного  от стихии.

– Спасибо.

– Вы уж на меня не обижайтесь, я совершенно нечаянно завез вас сюда. А… я доставлю вас в любом направлении, куда прикажете, я ведь не знаю, куда вы шли.

Ей неловко было признаться, что бежала за булочками, и она слегка наклонила голову, вдохнув аромат цветов.

– А я художник, - произнес он, не зная о чем говорить, когда и говорить-то не хочется, а только хочется быть с ней рядом, дышать с ней одним воздухом, настоянным на  полевых цветах и травах. И вдруг неожиданно вырвалось, - как вас величать?

– Елена, - ответила она и улыбнулась.

– Елена? - удивленно переспросил он.

– Да, Елена, почему вы удивляетесь? 

– Смеяться не будете?

– Отчего же?

– Понимаете, дело в том, что мои родители, будучи молодыми, были страстными поклонниками древнегреческой литературы и всего такого прочего, и вот, нарекли меня, представляете, Парисом, и кому ни скажу, никто не верит.

Она вдохнула нежный аромат полевого горошка и задержала дыхание: теперь понятно от чего погибла Троя, промелькнуло в голове, и спокойно промолвила:

– А я верю, красиво звучит – Парис, будем знакомы.

– Я рад, я надеюсь, вы не откажетесь посмотреть мою мастерскую, ну, если вам будет удобно, я пишу портрет…

Она улыбнулась своей неповторимой улыбкой и согласно кивнула. Стало легко. Светило солнце. Как долго ждал он этого мгновенья.

 Дождь. Счастливый дождь, что принес ему его счастье.

… И они никогда не заменяли вежливое «вы» на простое и будничное «ты».

Нравится
16:05
21
© Лейбенко Ольга
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение