Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Дебют чародея

Дебют чародея

- Принеси мне ещё вина, бездельник! – Огастин, Главный придворный чародей, крючковатым носом и холодными круглыми глазами напоминающий хищную птицу, раздражённо постучал по столешнице серебряным кубком.

Нагловатого вида паренёк метнулся вниз по крутой лестнице, дробно стуча каблуками по истёртым за множество лет деревянным ступеням, рискуя свернуть себе шею. «Старый-престарый, а всё же я бы поставил серебряный денье, если бы он у меня был, на то, что учитель перепьёт даже Гюстава, старшего конюха их Величеств, - размышлял мальчишка по дороге в винный погреб, - это уже третий кувшин, а ещё нет и полудня».

Последнее время Огастин особенно налегал на розовый сен-пурсен. Вино грело и разбавляло тягучую старческую кровь, заставляя её веселее бежать по жилам, даря ложное ощущение давно ушедшей молодости. Чародей разменял сто двадцать вторую зиму. Вот уже третий год он жил в башне этого древнего замка, помнящего Каролингов и Капетингов, великих магов и волшебниц, всамделишнее колдовство, а не дешёвые фокусы нынешних шарлатанов, выдающих их за магию. Огастин, пожалуй, остался единственным в королевстве, кто воочию видел настоящих фей, но вспоминал об этом крайне неохотно. Лишь его ученик Жиль знал причину, по которой старый чародей умалчивал о днях своего отрочества. Под страхом быть превращённым в мерзкую крысу, мальчишка, затаив дыхание, уже в который раз слушал нетрезвые откровения учителя о временах великих магов, всемогущих фей и огнедышащих драконов, отвлекаясь только на то, чтобы сбегать в подвал за очередным кувшином вина.

- Да-а… в недостойные дни тебе довелось жить, мальчик! – начинал свой рассказ старый чародей, щурясь на пляшущие в камине языки пламени, - где рыцарская доблесть, женская добродетель и истинное королевское величие? Всё измельчало. Рыцари превратились в придворных шаркунов, отважных только в будуарах фрейлин. Те, в свою очередь, в доступности мало отличаются от завсегдательниц таверен, а управление королевством свелось к торгашескому стяжательству, пустой болтовне и бумажной волоките, называемыми гадким словом дипломатия. О! Я помню времена, когда за одно лишь неосторожно оброненное слово, прежние хозяева этого замка дотла выжигали города и деревни соседних королевств, возвращаясь домой с богатой добычей, а не содержали свору советников, подсказывающих королю что и как говорить, чтобы случайно не обидеть лягушку в болоте соседа, - горестно качал головой чародей, и делал несколько больших глотков из кубка.

- Вот, ты говоришь феи… - продолжал он, промочив горло, - да, они были очень могущественны, но если ты усомнишься в том, что феи, как единоутробные сёстры, походили на крикливых, завистливых и сварливых рыночных торговок, я прикажу выпороть тебя на конюшне.
 
Жиль изобразил на лице несокрушимую веру во всё сказанное мастером, и угодливо подлил в его кубок вина. Старый чародей поощрительно кивнул.

- Ненавижу фей, - доверительно шепнул Огастин, покосившись на лестницу, ведущую к нижним этажам башни. Это из-за них мне пришлось претерпеть столько лишений.
Тогда я был немногим старше тебя, но уже подавал большие надежды. Мой учитель, величайший из чародеев… Я со счёту сбился, сколько раз он превращал меня в мышь, клопа и даже блоху, чтобы я смог пробраться в королевские покои, и узнать о чём говорят король с королевой… Впрочем, я отвлёкся. Так вот. Мэтр был очень стар. Он собирался отойти от дел, и заняться чистой наукой, совершенствуя свои познания в магии и колдовстве. На место Главного придворного чародея он прочил меня. Король был не против, но по давней традиции я должен был явить двору своё мастерство, дабы никто не усомнился в моих способностях. Я, под патронажем мастера, подготовил эффектный номер… ээ-э, чародейство, которое должно было повергнуть придворных в неописуемый восторг. Моё назначение на должность Главного придворного чародея приурочили к долгожданному празднику.

Дело в том, что король с королевой долго не могли зачать наследника, но магическое зелье моего наставника сделало своё дело, и королева понесла. Вскоре у неё родилась дочь. Стены этого замка не видели до того дня подобного празднества, устроенного королевской четой в честь рождения принцессы. В гости пригласили всех оставшихся в стране фей, чтобы те, согласно древнему обычаю, одарили свою крестницу различными чудесными дарами… Налей мне ещё вина, мой мальчик, сейчас я расскажу тебе о величайшем провале в своей жизни, - старик взглядом показал на серебряный кувшин, стоящий у ног сидящего на полу Жиля.

- Гости расселись за празднично накрытыми столами, и герольд объявил моё выступление. В тот вечер я был в ударе, несмотря на то, что это было моё первое появление на публике. Без ложной скромности могу сказать, что я демонстрировал чудеса достойные величайших магов того времени, даже феи перестали разглядывать предложенные им обеденные приборы из чистого золота, усыпанные алмазами и рубинами, и оценили моё мастерство… - Огастин тяжело вздохнул, и жестом приказал Жилю налить вина в опустевший кубок, - я уже мысленно праздновал свой успех, когда в зал разгневанной фурией ворвалась старая фея, которую впопыхах забыли пригласить на пир. Старую каргу кое-как успокоили, и усадили за стол. И тут оказалось, что золотых обеденных приборов было только семь, по числу ранее приглашённых фей. Старуха сочла такое положение вещей оскорбительным для своей персоны, и устроила безобразный скандал, попытавшись отнять один из приборов у сидящей рядом с ней молоденькой волшебницы. За девчонку вступились подруги. Завязалась драка. Я был так обескуражен их поведением, что перепутал слова в произносимом мною в этот момент заклинании… Финал был ужасен! – старый чародей прильнул к кубку, и осушил его до дна. Отерев рукавом мантии розовые винные капли с бороды, он надолго замолчал.

Жиль, сотни раз слышавший эту историю, почтительно замер с открытым ртом, ожидая продолжения рассказа.

- Вместо наколдованного мной игристого вина, из фонтана в центре зала повалил едкий дым, и все присутствующие на пиру, включая новорождённую принцессу, кроме фей, учителя, короля с королевой и меня, несчастнейшего из чародеев, уснули. Ты хочешь узнать, почему не уснули те, кого я перечислил? – щегольнул проницательностью уже заметно захмелевший чародей.

- Да, - одними губами прошептал «заинтригованный» Жиль, знавший ответ на этот вопрос не хуже старика.

- На волшебников и посвящённых не действуют обычные чары, а королевская чета была защищена особым заклятием. Какое-то время мы молча наблюдали за застывшими, словно статуи, придворными… Первыми на меня с кулаками набросились король с королевой, но я тогда был очень проворен, и сумел избежать побоев, кошкой забравшись по гобелену на антресоли, откуда наблюдал за тщетными попытками фей и учителя снять моё заклинание. Единственное, что им удалось, так это возможность пробуждения заколдованных через сто лет, после того, как некий принц поцелует принцессу.
 
Феи, опасаясь огласки своей несостоятельности, разлетелись на огненных колесницах, запряженных грифонами, по домам. Король с королевой навсегда покинули заколдованный замок, под страхом смерти запретив нам с учителем показываться им на глаза. Как только они уехали, вокруг замка вырос непроходимый лес. Мы остались вдвоём, если не считать спящую малютку, застывших придворных, прислугу и стражу. Я думал, что мэтр превратит меня в тритона, или жабу за мой проступок, но тот, как ни странно, выглядел очень довольным.
 
- Я рад, что всё так случилось, Огастин, - сказал он мне, - вот только жаль ма-ленькую принцессу и её родителей. Остальные, со своими дурацкими просьбами, надоели мне до чёртиков. «Ах, мэтр! Приготовьте мне приворотное зелье, молодильный крем, безотказный яд. Наколдуйте мне удачу в турнире. Превратите глину в золото, воду в вино», - передразнил кого-то на разные голоса учитель, - теперь же, благодаря твоей оплошности, я, не отвлекаясь на всякие глупости, смо-гу в своё удовольствие заняться наукой.
 
Старый чародей снова умолк, вглядываясь в пылающий зев камина. В его круглых, странного цвета глазах мелькали отблески огня, словно яркие воспоминания давно минувших дней.

- Мы славно ладили с моим учителем, - смахнул со щеки хмельную слезу Огастин, - мэтр ставил всевозможные эксперименты, писал трактаты по алхимии, магии и колдовству. Я охотился в лесу, ловил рыбу в речке. Мне перевалило за шестьдесят, когда учитель отошёл в мир иной. Я остался один. Мудрость и навыки, переданные мне наставником, не позволили мне сойти с ума от одиночества. Я сумел наладить отношения с игривыми речными и лесными нимфами, и подружиться с живущим под мостом троллем. Мы часто коротали с ним вечера за шахматами и бутылочкой-другой вина из королевского подвала. Сто лет прошли незаметно. К тому времени у меня уже был готов план, как исправить допущенную мною ошибку. Знакомая нимфа вывела меня из заколдованного леса. Первым делом я разузнал о судьбе короля и королевы. Увы, их участь была печальной. В тайне ото всех они удочерили девочку, выдав её за принцессу. Через шестнадцать лет та укололась веретеном, и умерла. Погоревав о своих сюзеренах, я отправился на поиски подходящего принца. Какое же жестокое разочарование меня постигло! За сто лет принцы, какими я их знал раньше, выродились в ленивых изнеженных себялюбцев. Любые трудности пугали их до икоты, а моё предложение отправиться в заколдованный замок, через полный опасностей волшебный лес, приводило дофинов в ужас. Только через год мне улыбнулась удача. В своих поисках я забрёл в одно отдалённое королевство, и заблудившись в лесу, до сумерек продирался наобум сквозь дремучую чащу, пока не заметил за стволами деревьев спасительный огонёк. Скоро я вышел на небольшую поляну, где горел костёр. У огня сидели девушка и молодой мужчина. Они пригласили меня разделить с ними трапезу, а потом расспросили о том, как я очутился в этом лесу. Они были так добры ко мне, а жареная оленина и добрый глоток сидра так уместны, что я открылся им, поведав свою историю, утаив лишь некоторые детали.

Выслушав мой рассказ парень рассмеялся, и сказал, что мог бы помочь моему горю, да боится, что его бойкая жёнушка отходит его дубиной, если он решится поцеловать принцессу. «Ты невнимательно меня слушал, добрый юноша, - пожурил я его, - принцесса проснётся только от поцелуя принца, а не простолюдина». После моих слов засмеялась и девушка. Она, не давая парню раскрыть рта, рассказала, что он-то и есть самый настоящий принц. Что вопреки воле отца, он женился на ней, дочери лесника, и теперь они живут здесь, в лесу. «Само проведение свело меня с вами! – воскликнул я, - принцессе от роду несколько дней, и вы станете для неё любящими родителями, которых малышка потеряла едва ли не с рождения». Наутро следующего дня мы отправились в путь. 

Моя знакомая нимфа встретила нас на опушке заколдованного леса, и проводила к замку. Принц поцеловал девочку, и жизнь вернулась в это сонное царство. Я представил придворным их новых сюзеренов, и те немедленно устроили пир в их честь, набивая животы едой и питьём, будто не ели и не пили сто лет, что, по правде, так и было.
 
Молодой король назначил меня Главным придворным чародеем, и подарил эту башню. Много позже, отличив тебя среди прочих за сообразительность и расторопность, я взял себе в ученики, - чародей потрепал Жиля по щеке, - не уверен, что тебе пригодится в будущем всё то, чему я тебя учу. У меня уже не просят магические амулеты и любовные напитки. Люди приходят за полосканием для зубов, рвотным порошком и мазями от ожогов, ссадин и бородавок. Предложи я кому на выбор эликсир вечной молодости, или надёжное средство от падежа скота – бьюсь об заклад, выбрали бы второе. Запомни, мой мальчик. Когда люди перестают верить в чудеса, магия умирает. Чародеи становятся просто учёными, феи – знахарками и повивальными бабками, огнедышащие драконы превращаются в безобидных ящериц, а правдивые истории – в сказки. Но ты не печалься. Я всё же научу тебя…

Задумавшийся над словами учителя Жиль, так и не услышав, чему хочет научить его мэтр, решил было поторопить того с ответом, но заметив, что наставник заснул, уронив седую голову на грудь, забрал из его ослабшей руки кубок, и укутав старика пледом, на цыпочках покинул комнату.
  
«Быть чародеем совсем не плохо, - размышлял он засыпая на соломенном тюфяке в своей каморке, - еда с королевского стола и крыша над головой стоят того, чтобы всю жизнь готовить рвотный порошок и мазь от бородавок».

Нравится
18:15
23
© Андрей Григорович
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
21:29
Интересная сказка!!!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение