Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

Берег юности

    

Берег юности..

                       − Начало мая в тот год, был дерзким. Даже взрослые люди охали при разговорах, о резком наступление жары, в весенний месяц. Только детвора, особенно мелкотня, даже не задумываясь над этим, просто до сумасбродства резвились, не упуская момента, не дойдя из школы домой, складывали сумки, портфели где ни будь на завалинке и играли различные игры, бегали, кричали, и смеялись без страха и без умысла. А воздух был таким плотным, густым, насыщенным каким-то одурманивающим эфиром, что с ума сходили не только дети, даже у взрослых кровь играла, глаза блестели особенной яркостью, как бездонное озеро, которая манит, чтоб испить водицы. Вот в один из таких солнечных, по-летнему теплых дней, на берегу реки, с легким течением, сидел с удочкой в руках, мальчик лет восьми. Его звали Антон. Он очень увлекся в этом году рыбалкой, это было единственное место, где он чувствовал всю магию живой природы, всем своим телом ощущал её на коже. Берег реки был раскидисто заросший ивами. Молодые листья ивы, только начали рост и от этого весь берег был салатно-зеленым, а цвет был таким ярким, как будто нарисовано на картинке. Антон любил сидеть один, ему так было более комфортно, нет, отнюдь, он любил общаться, у него было тонкое чувство юмора, любил шутить и посмеяться тоже был любитель. Некоторые мальчишки одни ни за что не спускались к реке, всегда на пару, а бывало даже с небольшой компанией. Он был не против, когда кто ни будь подсядет к нему рядом, просто поболтать или даже протянет удочку рядом с ним. Как все пацаны, в этом он не отличался от других, но Антону нравился уединение, ему нравился слушать, как кипит жизнь по ту сторону живой и совсем иной природы, природы растений и мелких живностей.

                   − Антон уже третий день прогуливал школу, он об этом думал и расстраивался по детский очень тяжело, даже слезы поступали на глаза. Но идти в школу было еще тяжелее, ему было стыдно, было страшно и самое главное не было возможности, рассказать о своих страхах кому ни будь;

                   – Все началось в прошлом году, первого сентября. Он пришел в первый класс, был выше всех на голову, ну если не на целую, то на пол голову точно. А все потому, что ему уже было почти восемь лет, и у него взгляд был на все происходящее немного иной, чем остальные первоклашки. Но одним взглядом происшествия первого сентября не закончились, он был первый раз жизни удивительным образом поражен, когда увидел свою первую учительницу. Она была такая плотная, молодая девица, похожа на девушек из индийского кино, черные густые волнистые волосы, улыбка похожа была на мягкий свет, а смех с кокетством, а глаза, глаза ему казалось совсем не человеческие, как из фантастического фильма, инопланетянки. Он стоял с открытом ртом, округленными глазами смотрел на нее, и как все остальные одноклассники, повторял машинально, Маргарита Раисовна, это она так представилась и все хором повторяли, как должны к ней обращаться.

                − Когда он шел домой, осенние солнце прогревало весь левый бок и левую щеку, но он уже не замечал тепло уходящего в зимовку солнца, у него из головы не выходила улыбка учительницы. Ему очень захотелось идти в школу быстрей, он сам еще не понимая, что происходит с ним, как наивный мальчик, вечером, когда соседская девчонка, которая старше его на два года, спрашивала, как первый день в школе, понравилось? Он взахлеб, начал пересказывать, что и как говорила учительница, стараясь полностью воспроизводить её движения и выражения. Соседка каким-то странным взглядом послушала его, а потом резко фыркнула и убежала в сторону дома. Антон в недоумение остался стоять улыбкой на лице. Конечно, в своей юной жизни он был окружен девчонками, были сверстницы, старше его, были и большие девушки, но почему-то он не замечал в них того, что с удивлением открыл для себя неземное очарование Маргариты Раисовны.

                −  Шли дни, он с удовольствием ходил в школу. Он мог целыми днями слушать учительницу, смотреть на нее не отрывая глаз, когда все уже начинали писать буквы, уткнувшись в тетради, он как истукан сидел прямо, смотрел на нее и улыбался глупой детской улыбкой. Она всегда резким голосом опускала его на «землю», и он очень старался, чтоб у него получалось хорошо, чтоб она похвалила его. У него оценки были хорошие, отличником он конечно не был, но был близок к этому.

              − Времена года менялось, Маргарита Раисовна начала одеваться в теплые чулки, и короткая юбка уже перед Антоном не мелькало. Если у нее была чуть приоткрыта грудь, он боялся туда смотреть, от одной только мысли, его щеки розовели, он спасался, опуская голову под парту.  А вот в глаза её, бездонные как озера с голубым отливом, он не стеснялся смотреть. Антон с таким усердием смотрел прямо в её глаза, что иногда она не выдерживала, останавливаясь, кричала на него, чтоб он смотрел на доску, где она объясняет урок. Всем было смешно, а он, как всегда в растерянности. Таких криков и замечаний ближе к весне стало происходит чаще, она даже стала подходит к нему, ложила руку на голову и говорила, «для кого она объясняет, почему он не слушает»? В этот момент, Антон чувствовал тепло её нежных рук, которая пахло сухим мелом, и так не хотел, чтоб она убирала руку.

            −  Однажды после уроков она его оставила. Он был так растерян, не знал, что сказать, такой ком в горле стоял, мешало даже дышать. Он впервые за все время с ней наедине. Было как-то страшно и загадочно. Она долго молчала, сперва, попросила сесть за первую парту. Антон с ватными ногами еле дошагал и сел напротив её стола. Она еще несколько минут опустив голову что- то писала, чиркала и откладывала в сторону. Потом начала резко, с командирским голосом говорить. «Почему ты смотришь сейчас на парту, посмотри на меня!? Ты в чем-то виноват?  Как ты думаешь, Антоша, для чего я тебя оставила, скажи, за что тебя ругать?»  У него в голове все замерло, все мысли улетели, он не мог не одну мысль придумать, как будто голова опустела, он даже чувствовал в голове сквозняк, и от сквозняка было шумно и от шума болела голова.  Тишину снова нарушила Маргарита Раисовна, она говорила уже уставшим тревожным голосом, Антон, послушай меня раз и навсегда, ты с завтрашнего дня, перестанешь пялится мне в глаза и мешать мне вести урок. Иначе я сделаю так, сперва вызову в школу твоих родителей, если это не поможет, я оставлю тебя на второй год. Там уже будет другая учительница. Так что решай, или мы вместе до третьего класса или до свиданья….

              − Антон шел домой, обходя людные места, у него просто ручьем текли слезы, без всхлипа и рыдания, тихо обжигая юное щеки текли первые слезы, от первых детских чувств. Тогда он для себя решил, что больше не пойдет в школу…

                 − У него затекла рука, да и поплавок от удочки уже заплыл под кусты, не клюет, наверное, давно червя съели эти хитрые маленькие толстолобики. Он аккуратно поднял удочку, все верно, голый крючок. Он с утра уходит с портфелем в школу, а сам тайными тропами к речке, но другие дети замечают его, что он выходил из дома с портфелем. Удочка у него здесь спрятана под ивовым кустиком, а сейчас там лежит портфель. Он обновил наживку, сел поудобней, тихая вода текла ели заметно. Эх унес бы вода все его печали, он смотрел на воду, ему вдруг стало страшно, что же будет, он останется на второй год, как же ему быть, с кем ни будь поговорить бы сейчас об этом. Он снова как девчонка заплакал. Он еще не понимал своей юной головой, что время течет как это тихая река, и время меняет не только жизнь, меняет человечество. Он вытер слезы, сопли, нагнувшись, одной рукой зачерпнул воду и умылся. Начало по не многу клевать, но это было мелкие толчки, он все ждал, как поплавок утонет в темной воде, и он обязательно потянет…  в этот момент сзади услышал знакомый голос Маргариты Раисовны, здравствуй Антон! Он испуганно повернул голову, онемевшим голосом, через силу выдавил «здрасте», и повернулся обратно на удочку, как будто в этой ситуации удочка была важнее всего на свете. Он её ели узнал, она была в оранжевой футболке и в синих спортивных тренингах, весь низ так облегала контуры её тело, что Антон не мог заставить себя, повернутся еще раз к ней! Она присела рядом, обняла коленки руками и положила на них голову. Долго, молча смотрела на воду и тихо вымолвила: «здесь так чудесно, тихо и так красиво. Я теперь понимаю, почему ты променял мои уроки на это место. Я была у тебя дома, разговаривала с твоей матерью, такая мировая у тебя мама, нет, не бойся, я не говорила, что ты пропускаешь уроки, мы просто поговорили немного о тебе, а потом я еще похвалила тебя, что ты стараешься в учебе. Мама твоя осталось довольная, ты же не подведешь свою мать, ты же настоящий мужчина, вот именно из таких пацанов как ты, со временем вырастут честные, порядочные мужчины, которые на западе говорят «джентльменами». Давай Антоша, завтра же жду тебя в школе…» .. Антон молчал, не знал что и говорить, удочка упала в воду, он совсем поник. Она добавила; «знаешь, оказывается я так привыкла твоим взглядам, мне уже вести урок не получается, давай приходи в школу, ты же умный и все понимаешь….» Этими словами она встала, статно выпрямилась, подошла близко и потрепала волосы Антона и сказала, ведь кому-то достанется такое счастье, если конечно поймут твою душу». Она ушла. Антон уже не просто плакал, он судорожно всхлипывал вперемешку смехом, ведь эти слезы были не грусти, а слезы счастья!

 

 

 

Нравится
11:15
27
© Sultan
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
Нет комментариев. Ваш будет первым!

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение