Путеводитель по сайту Отличия ЛитСалона от других сайтов

А КТО ВАМ СКАЗАЛ, ЧТО ОН ДОКТОР?

          До тошноты намотавшись по городским больницам, перенеся десятки операций под общим и спинальным наркозами, я был выписан с напутствием заведующего урологическим отделением:

         - Пока ещё на ногах, поезжай Григорий Васильевич в Москву или Питер в военно-медицинскую академию, там тебе смогут сформировать мочевой пузырь из толстой кишки. Мы же сделали, что могли, но не остановили кровотечение.

         Не откладывая в долгий ящик этот совет, я созвонился с московскими родственниками и, после их консультации в одной из ведущих клиник, купил билет на поезд с отправлением через три дня. Благо на следующий день у меня хватило ума обзвонить своих друзей и товарищей. Буквально часа через два мне позвонил один из друзей и сообщил, что завтра в восемь утра меня ждет заместитель губернатора по здравоохранению, с которым, можно сказать шапочно, я был тоже знаком.

        - Куда это ты собрался? - вместо приветствия задал вопрос в лоб губернский начальник.

        - В Москву. Уже и билет на поезд взял.

        - Ну вырежут там тебе за большие деньги мочевой пузырь, выведут трубочку к контейнеру (так он назвал мочеприёмник) и будешь до конца жизни мучиться.

       - А что делать? Лучший уролог города расписался в своем бессилии и рекомендовал такой вариант.

       Анатолий Михайлович, так звали заместителя губернатора, нажал клавишу на телефонном аппарате:

      - Соедините меня с главным врачом уронефрологического центра... В командировке? Тогда с заведующим отделением. На симпозиуме... Ну, есть там хоть кто-то из путных урологов? Александр Владимирович! Доброе утро! К тебе подъедет мой хороший знакомый, прими его и внимательно выслушай. Надо помочь человеку.

       Центр находился в соседнем городе. Потому Анатолий Михайлович подробно объяснил мне как найти это лечебное заведение. Часа через два я уже сидел в кабинете заместителя главного врача и подробно излагал свои проблемы.

       - Знаете что, Григорий Васильевич, сейчас наш лучший специалист на симпозиуме, вернется через неделю. С вашей бедой только он может справиться. А вы за это время обновите все анализы и сделайте компьютерную томографию вашего больного органа. Как все будет готово, позвоните мне, - с этими словами Александр Владимирович протянул мне свою визитку.

       Выйдя на улицу я внимательно осмотрелся. Приземистое одноэтажное здание было составлено из модулей в форме квадрата. Окружающий его высокий зеленый забор из металлопрофиля полностью скрывал от уличных зевак. А мне это здание показалось составленным какими-то великанами из больших однотонно окрашенных кубиков.

      - Интересно, чем этот квадрат начинен внутри и будет ли он для меня полезным? - сказал, а вернее прошептал я, покидая территорию центра.

 

***

 

       Сделать компьютерную томографию в нашем городе оказалось намного сложнее, чем слетать на Марс. Нужные аппараты были всего лишь в двух больницах и, записавшись на обследование, нужно было ждать два-три месяца. Такая ситуация меня явно не устраивала. Пришлось снова обратиться к заместителю губернатора. Честно признаюсь, не хотелось беспокоить столь высокое начальство, но другого выхода не было:

      - Анатолий Михайлович, вы меня извините, но без вашей помощи не обойтись. Мне нужно срочно сделать компьютерную томографию. А ...

      - Не продолжай. Ситуацию знаю: запишись, месяца через три приходи. Решим сейчас эту проблему, - негромко проговорил хозяин кабинета и, как в прошлый раз, нажал клавишу телефонного аппарата. - Соедините меня с Окуневым, главврачом кардиоцентра.

       Через несколько минут аппарат щелкнул и приятный женский голос сообщил, что Окунев на проводе.

      - Савелий Игнатьич, я вас приветствую! Помощь ваша нужна. Моему товарищу нужно сделать компьютерную томографию. Что значит специалист в отпуске? А что кроме Анатолия никто не может работать на аппарате?

      Собеседник на другом конце что-то оправдательное бормотал, а Анатолий Михайлович кривился и ломал пальцами карандаш:

      - Я все понял. Или вызывай специалиста или сам вставай к аппарату, но чтобы в четверг был результат! Ты меня понял?

      Главный врач кардиоцентра продолжал что-то говорить. До моих ушей доносились только отдельные слова. Во время этого разговора в моем мозгу роем кружились мысли, что все пропало, придется все-таки ждать три месяца, а это катастрофа для моего увядающего организма. Зря сдал билет. Нужно было ехать в Москву. Внезапные слова Анатолия Михайловича вернули меня в реальность. Он резко бросил карандаш на стол, положил трубку и откинувшись на спинку кресла сказал:

      - В четверг в одиннадцать ноль-ноль будь в кабинете Окунева. Все сделают.

 

       Заполучив в назначенный день десятка два больших листов рентгеновских снимков, я рассыпался благодарностями спасителям и, вернувшись домой, тот же час позвонил в уронефрологический центр Александру Владимировичу.

      - Замечательно! Григорий Васильевич, подъезжайте в понедельник часам к десяти. Все наши светила на месте. Снимки и анализы не забудьте и выписки больниц, где раньше лечились.

 

***

 

       В понедельник в кабинете главного врача, кроме него за приставным столиком сидели уже знакомый мне Александр Владимирович и высокий спортивного телосложения мужчина лет тридцати пяти, с недельной щетиной на довольно приятном слегка вытянутом лице и с большими залысинами высоким лбом. Отдельно у стенки сидел молодой человек в белом халате. Притягивало взгляд его круглое лицо, вытянутые вперед узкие губы и небольшие круглые бегающие глазки.

       Изучив привезенные мною документы, главный врач пристально посмотрел на меня, потом обратился к заросшему щетиной:

      - Евгений Романович, возьметесь? Ситуация довольно сложная. Тут одним взмахом скальпеля не отделаться.

     - Возьмусь. А то, что сложно - значит интересно будет работать. Правда в практике у меня ничего подобного не было.

     - Вот и хорошо. Денис Валерьянович, - обратился главврач к сидящему у стены, - забирайте больного и оформляйте его к себе.

      Молодой человек, на вскидку ему было не больше двадцати пяти, похлопал своими бесцветными кругляшами и вскочил со стула:

     - Так значит я буду лечащим врачом?

      - Да-да! Вам надо набираться опыта. Что вы стоите? Забирайте больного и оформляйте.

     Слова главного врача , признаюсь, повергли меня в шок. То он только что предлагал заняться моими болячками опытнейшему урологу, то вдруг передает в руки совершенно молодому врачу. Суматошно колотящееся сердце упало куда-то вниз, и без того бледное из-за большой кровопотери моё лицо, видимо посинело.

      - Да вы не волнуйтесь, Григорий Васильевич. Вами заниматься будет Евгений Романович, а Денис Валерьянович будет ему ассистировать, - поспешно заверил меня главврач.

      С трудом переставляя ватные ноги я пошел оформляться.

 

***

 

      Оказавшись в палате, успокоившись я начал осматриваться, и был ошарашен. В просторной светлой комнате с большим пластиковым окном стояло всего лишь две аккуратные кровати с небольшой тумбочкой каждая, стол и два мягких стула со спинками. Рядом с входной дверью обнаружилась ещё одна, за которой сверкал чистотой санузел с душевой кабиной, умывальником и местом для размышлений (т. е. справления естественных нужд организма). Увлеченный осмотром палаты, я не сразу обратил внимание на своего собрата по несчастью, лежавшего на кровати слева от окна. Чтобы исправить свою оплошность я откашлялся и приблизился к нему:

      - Здравствуйте! Меня зовут Григорий Васильевич, а вас? Извините, что войдя не поздоровался с вами.

      - А я Андрей Васильевич, - ответил худощавый мужчина лет шестидесяти пяти - семидесяти. -Да вы не извиняйтесь. Я войдя в палату, тоже был шокирован, во всех больницах, где мне пришлось побывать, в такую же палату наталкивают по пять - шесть кроватей, да и зачастую постельное белье свое приносить надо. А тут царские хоромы.

       Обменявшись впечатлениями о новом месте нашего пребывания, как водится поделились своими болячками. Оказалось, что у Андрея Васильевича застарелая аденома простаты и его готовят к операции. приехал он из сельской глубинки, где на весь район был один-единственный молоденький уролог, с пренебрежением относящийся к пожилым пациентам, а скорее всего и не имеющий никакого опыта во врачевании.

       - Не повезло мне, Григорий Васильевич. И тут лечащим врачом оказался молоденький. Будет ли прок не знаю.

       - Да вы не переживайте. Заведующий отделением, я наслышан, профессионал высочайшего класса. Все врачи под его присмотром.

      - Мне медсестры тоже говорили, что заведующий - врач от бога, и у него не золотые, а бриллиантовые руки. Дай то бог, избавят меня от моего недуга, - вздохнул мой сосед по палате.

       - У меня тоже последняя надежда на него. Иначе придется с баночкой привязанной к ноге жизнь доживать.

      Дверная ручка щелкнула и в палату вошла миловидная лет тридцати женщина в белом халате:

      - Андрей Васильевич, завтра у вас операция. Вечером ничего не кушайте. К ночи будем очищать ваши внутренности.

      - Как это очищать?

      - Клизму ставить, Андрей Васильевич, - сверкнула белоснежной улыбкой медсестра и легонечко похлопала по плечу больного. Потом она повернулась ко мне, - А вам, Григорий Васильевич, сейчас нужно сдать анализы. Идемте со мной.

 

      Перед обедом следующего дня соседа привезли из операционной на каталке и бережно переложили на кровать. Часа через два он отошел от наркоза и попросил пить. Сделав несколько глотков, он снова уронил голову на подушку и растягивая слова поблагодарил меня.

      К вечеру в палату заглянул дежурный врач, которым оказался наш лечащий, Денис Валерьянович. Не отойдя от порога он, шмыгнув носом, осведомился:

      - Как ваше самочувствие? Жалобы есть?

       - Да, кажется, живые, - чуть ли не шепотом отозвался Андрей Васильевич. - Вот только рези и жжение уж больно сильные.

       - После операции всегда так. Пройдет. Отдыхайте, - с нотками безразличия сказал врач и вышел из палаты.

      Через какое-то время появилась медсестра с небольшим чемоданчиком:

      - Андрей Васильевич, оголяйте свое мягкое место. Обезболивающий укольчик поставлю. А вы, Григорий Васильевич, наполните поутру вот эту баночку и до завтрака пройдите в лабораторию и ещё раз сдайте кровь.

      После обезболивающего укола соседу заметно полегчало. Мы за неспешными разговорами коротали время и вскоре, пожелав друг другу спокойной ночи, уснули.

       Ночью мне то ли приснилось, то ли привиделось, что меня кто-то толкает в плечо. Открыл глаза. Рядом со мной никого нет. Стонал и скрипел зубами сосед. Видимо почувствовав, что я проснулся, он с надрывом выдавил из себя:

       - Гриша, мне плохо. Боль нестерпимая - хоть в петлю лезь.

       Я включил настенный светильник. Андрей Васильевич обливался потом и сучил ногами.

       - Что случилось, Васильич?

       - Не знаю, Гриша. Жжет и режет, невмоготу.

       - Сейчас медсестру вызову, - сказал я нажимая на кнопочку над кроватью.

Через минуту в палате появилась медсестра, подбежала ко мне:

- Что у вас стряслось?

- Да не у меня. Соседу совсем плохо.

Медсестра включила верхний свет и подошла к Андрею Васильевичу:

- Ой, бедненький! Да ты весь мокрый. Что с тобой?

- Милая, не могу! Боли невыносимые.

- Сейчас я доктора позову, - выскочила из палаты медсестра.

Вскоре в палату вслед за ней, позевывая, вошел Денис Валерьянович:

       - Ну что тут у вас? Так, так, так... Похоже моча по катетеру не идет. Оля! - обратился он к медсестре закончив беглый осмотр пациента. - Что будем делать? Наверное надо Евгения Романовича вызывать?

- Зачем человека среди ночи будоражить? Сами справимся.

- А что делать? Я не знаю, что делать.

- Денис Валерьянович, катетер видимо сгустками крови забился. Сейчас принесу большой шприц - попробую отсосать сгустки из катетера.

       Медсестра убежала и вскоре вернулась с огромным шприцем. У меня перед глазами сразу встала картина прививки из фильма "Кавказская пленница" и я, едва сдерживая смех, пробубнил себе под нос: "Вот это штука!"

Ловко проделав незамысловатую процедуру, медсестра подняла на свет лампы шприц:

- Видите какие сгустки вытянула. Сейчас полегчает. Моча отходить начнет. Хотя неплохо бы расширитель в катетер поставить в районе простаты.

- Оля, какой еще расширитель?

- Пружинку такую - попыталась объяснить медсестра.

- Вот я же говорил, заведующего вызывать надо!

- Не надо. Если забьется катетер снова - прочистим. А утром Евгений Романович посмотрит.

Медсестра полотенцем вытерла пот с лица Андрея Васильевича:

       - Ну как, полегче стало? Смотрите моча хорошо пошла, - показала она на трубочку соединяющую катетер с мочеприемником. - Если станет хуже, сразу же вызывайте меня.

Доктор и медсестра ушли, а мы с соседом до утра больше не сомкнули глаз. Он уже не стонал, не скрипел зубами, а молча смотрел в потолок.

Заведующий появился в палате раньше обычного. Видимо, ему сообщили о ночном происшествии, и он примчался на работу пораньше:

- Ну, что тут у нас? Какие возникли проблемы, Андрей Васильевич?

       - Боли ужасные были, Евгений Романович. Думал сдохну. Спасибо сестричке, помогла. Предлагала доктору расширитель в катетер поставить, но он отказался.

- Какому доктору? - удивился заведующий.

- Ну нашему. Лечащему.

- А кто вам сказал, что он доктор?

- Да как же, он ведь наш лечащий врач? - заволновался сосед.

- Ну, ладно-ладно. Доктор, так доктор... Вы сами дойдете до процедурного кабинета?

- Доковыляю.

- Вот и хорошо. Я там вас сейчас посмотрю, - с этими словами Евгений Романович вышел из палаты.

 

        Минут через тридцать Андрей Васильевич достаточно бодро вернулся из процедурного кабинета. Его настроение явно улучшилось. Он прилег на кровать и громко с выражением произнес фразу сказанную заведующим отделением:

" А кто вам сказал, что он Доктор?"...

 

С минуту в палате стояла тишина, а потом мы оба разразились неудержимым хохотом.

Нравится
20:15
56
© Семенов Александр Арсентьевич
Загрузка...
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных.
07:15
Мрачный юмор о состоянии нашего здравоохранения.
Веселого мало. Такова наша реальность.

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил ЛитСалона и Российского законодательства.


Пользовательское соглашение